advertisement banner
i
C

«Это не самоорганизация — это компания с непрозрачным менеджментом, управляемая массовым беспокойством и страхом». Бывший сотрудник Valve о работе в американских корпорациях


Он заявил, что в «компании, офис которой находится в Белвью» (под это определение подходят два его бывших места работы — Valve и Unity Technologies), царит «нездоровая атмосфера» — соперничество, вредительство, постоянные увольнения и шантаж. Гелдрих писал о своем опыте в твиттере в течение шести дней — с 14 июля. В материале собраны самые важные фрагменты.

«Чем известнее компания, тем легче ей найти новых сотрудников, и тем хуже к вам будут относиться (по моему опыту). Остерегайтесь этого, когда выбираете новую работу».

О необходимости строго разграничивать рабочие и личные дела

Прежде всего, Гелдрих советует оградить членов семьи от любых связей со своим работодателем и не использовать агентов по недвижимости, предоставленных организацией. Через них менеджмент узнает сведения о сотрудниках, которые нельзя получить законным путем — зато можно использовать для давления. Разработчик не называет конкретных случаев и имен, но замечает, что такое происходило в течение как минимум пяти лет.

«Это не самоорганизация — это компания с непрозрачным менеджментом, управляемая массовым беспокойством и страхом».

В тот момент, когда сотрудники начинают брать дополнительную работу, их труд обесценивается — получить за него оплату будет куда сложнее. Ситуация усугубляется, если работодатель знает, что у них нет альтернатив: нужно иметь несколько «запасных вариантов» и быть готовым поменять работу в течение одного дня.

С другой стороны, если сотрудничать с компанией в качестве наемного, а не постоянного работника, она может открыться с совершенно другой стороны. У нее нет рычагов давления на фрилансеров, и многие ценные специалисты выбирают именно такой путь организации трудовой деятельности. Гелдрих утверждает, что к ним относятся лояльно, стабильно выплачивают зарплату и ценят рабочее время.

Об атмосфере в коллективе

«Вот почему я покинул компанию через неделю после того, как у меня появились другие варианты: это было слишком нездоровое место работы, и оно слишком сильно повлияло на мое самочувствие, — признается Гелдрих. — Я бы сказал, что большая часть моих коллег испытывала стресс — некоторые не смогли с ним справиться без медицинской помощи».

«Однажды я пришел [на работу], и мой коллега (давайте назовем его Боб) исчез. Его стол забрали в зал и все с него убрали. Я спросил: «Куда ушел Боб?». И получил ответы вроде: «Какой Боб?» или «Не говори о Бобе». И тут я понял, что вообще не представляю, куда попал».

О личных бонусах, соперничестве и безопасности

Гелдрих считает, что такие компании — это Дикий Запад: сотрудники работают ради личных бонусов, а не ради общего блага компании. Само собой, помощи и взаимовыручки тут просто не существует: 

«Как только обращаешься за помощью, будь готов, что тебя намеренно направят в тупик или испортят твою работу».

Именно поэтому в компаниях вроде той, о которой говорит Гелдрих, нужно надежно шифровать данные. Написанный код, нарисованный арт или другая уникальная работа могут быть украдены, удалены или изменены. Даже вспомогательные программы не в безопасности: для инструментов, которые постоянно используются, стоит найти запасные варианты, скопировать их или переименовать и спрятать среди файлов.


Смотреть

«Большой брат» всегда следит за сотрудниками

Это еще не все меры предосторожностей. В случае если экран могут увидеть, необходимо сделать шрифты как можно мельче, а также выбрать цветовую гамму, неудобную для «случайных прохожих». Защита монитора, а также место в углу или у стены — дополнительный плюс. Такие сотрудники наиболее защищены от аудиального и визуального наблюдения.

О том, как не потерять работу в первый же день

Гелдрих все же нашел способ занять свое место в компании и закрепиться в ней. Нужно найти влиятельного «спонсора» или «покровителя», как только поступишь на работу, и заручиться его поддержкой. Необходимо угадывать его желания и настроения «корпоративной руки» [менеджмента, который тайно влияет на процессы, происходящие в компании — прим. ред.], а затем сразу же начинать работу над проектом. Никто не будет напрямую озвучивать задачи — их нужно находить самому.

Еще один способ — раскрутить персональный бренд. Если ваш круг знакомств широк, а навыки уникальны, то вас трудно заменить другими работниками. Нарабатывать имя следует еще до прихода в организацию: когда вы попадаете на собеседование, вы уже должны ассоциироваться с другими известными разработчиками и проектами.

Бывший сотрудник Valve также дал советы на случай массового увольнения: по его мнению, выгоднее всего сплотиться с бывшими коллегами и попытаться устроиться в другую компанию всей командой. Те, кто не хотят работать в новом месте, могут сходить на собеседования и тесты, чтобы собрать информацию для остальных. Это будет полезно и самому «засланному казачку»: он получит ценный опыт полевой работы.

Как же компания найдет новых сотрудников после череды увольнений? Гелдрих объясняет, что зачастую ими становятся друзья бывших работников из соцсетей. Если сотрудник не разграничивает «друзей-коллег» и «друзей-друзей», то рано или поздно это может сыграть с ним злую шутку.

Работу таких компаний часто критикуют, однако мало из сотрудников критически высказывается о них. Гелдрих объяснил, почему так происходит:

«Если вам говорят что-то другое, то это просто сказочный маркетинг разработчика. Если вы жалуетесь, то можете забыть о бонусах — или даже о работе».

Тем не менее разработчик уверен, что этот опыт был для него полезен и что теперь он вряд ли сможет работать в компании с четкой иерархией. По его мнению, такие организации обречены на провал, а будущее за самоорганизацией. Гелдрих прояснил, что совсем не расстроен, что ушел с одного из предыдущих мест работы:

«Я счастлив, черт возьми, что я наконец-то вышел из корпоративной гонки крыс».

Гелдрих продолжает публиковать твиты. Он сообщил, что не заинтересован в общении со СМИ: материалы, накопленные за годы работы в компаниях, он использует для написания книги, а не для интервью. Следить за развитием событий можно здесь.

Комментарии