advertisement banner
i
C

Почему в киберспорте больше нельзя говорить, не подумав

Скрин с логом моментально оказался на реддите, а остальное уже история — взбешенные фанаты (причем не только российские, но и англоязычные), опечаленные комментаторы и игроки, извинения, штраф и пятно на репутации Team Liquid.

Многим из тех, кто обсуждал эту историю, поступок Бориславова не показался чем-то из ряда вон выходящим: в конце концов, репутация русских игроков в пабе та еще, поэтому полыхнуть от их поведения немудрено. Но все-таки для большинства он оказался неприемлемым: все же в остальных видах спорта, да и кое в каких киберспортивных дисциплинах, такое уже немыслимо. Ты не можешь показать футболисту банан или сделать во время матча нацистский жест и ожидать, что тебя за это похвалят. Точно так же нельзя ждать и того, что сказанное в интернете, будь то паблик, официальная игра или стрим, пропадет в великой бездне и никто никогда об этом не вспомнит.

Но многие профессиональные игроки, комментаторы и даже руководители организаций об этом словно забывают. Это случается постоянно: то игрок в Overwatch сделает неприличный жест в камеру, то его коллега начнет гомофобно оскорблять соперника. В другом случае глава команды может сказать, что у его игрока было предложение от другой организации, потом сам себя опровергнет, а потом обидится,на киберспортивные СМИ.

И каждый раз, когда это происходит, виновники торжества высказываются примерно одинаково. «Я не подумал», «я ничего плохого не хотел», «я просто…» — и все остальные вариации на тему «ну я в общем привык, что последствий не бывает». Это можно понять: киберспорт все еще кажется узкой тусовкой, примерно такой же маленькой, как в конце девяностых или начале нулевых. Все друг друга знают, а вопрос про близкое знакомство с чьей-то привлекательной матушкой можно решить на выходе из компьютерного клуба — в интернет это просто не попадет. Нет ни института репутации, ни турниров с многомиллионными призовыми, ни спонсоров, а разработчикам в целом наплевать на то, что там происходит, с кем и в какой позе. Зарождающиеся киберспортивные СМИ существовали в той же системе: добрые отношения между журналистом и, скажем, игроком были куда важнее, чем освещение скандала.

Киберспорт до сих пор несет на себе отпечаток этой местечковости. До сих пор можно обижаться на журналистов, которые не встали на чье-то место и не выкинули из материала ключевую реплику. Можно обижаться на них даже за публикацию того, что было сказано во время стрима. Можно — вы не поверите — переживать и за то, что в медиа попадают реплики из открытого твиттера, который находится в пока еще открытом интернете, куда не добрался Роскомнадзор. Можно — в сухом остатке — считать, что мы все сидим в компьютерном клубе, где все свои, они поймут, всё нормально, можно хоть про Гитлера говорить, хоть про жирных уродов. Вариантов много, подставьте нужное.

К счастью или несчастью, так больше нельзя. Киберспортивная индустрия изменилась. в нее пришли большие деньги, а, стало быть, и универсальные спортивные стандарты. Изменился и интернет: он теперь больше и быстрее чем когда бы то ни было. Аудитория выросла и научилась работать с информацией: скрыть от нее что-то почти невозможно. Так что если известный киберспортсмен, владелец организации или комментатор/аналитик находится в публичном пространстве, его слова и действия попадают под самое пристальное внимание и медиа, и обычных зрителей. То, что он делает и говорит, превращается в треды на реддите, в споры на фейсбуке и, конечно, в новости и статьи — точно так же, как в большом спорте.

Главный конфликт состоит в том, что основные действующие лица не успевают за изменениями. Каким-то образом даже новые поколения игроков умудряются жить в том, старом мире, где все схвачено и можно делать что угодно. И каждый раз, когда новый мир догоняет, они выглядят как человек, который решил украсть серебряную ложечку, но не учел, что делает это под светом огромного прожектора. То есть нелепо и виновато.

Полугодовой бан Ликкрита закончился в середине июня
Полугодовой бан Ликкрита закончился в середине июня

Мы задаемся вопросом, не выхолащивает ли это индустрию, не превращает ли наш уютный домик в пространство, где живут пиарщики, скрывающиеся под аватарками игроков, где все высказывания нейтральны, а все страсти кипят под поверхностью и не доходят до аудитории. С одной стороны это опасение справедливо. Если все научатся общаться корректно, то поводы для недельного обсуждения, имеет ли MinD_ContRoL право ненавидеть русских, исчезнут. С другой стороны — ценность каждого высказывания повысится. Уж если кто-то захочет кого-то оскорбить или обличить, как это сделал полгода назад Ликкрит, можно быть уверенными, что он делает это целенаправленно. Что это настолько важно и весомо, что он готов рискнуть деньгами, положением или карьерой, чтобы высказаться.

И никаких тебе «я просто не подумал».

Комментарии