advertisement banner
i
C

В 1998 году некогда густонаселенный Раккун-Сити почти вымер: после того как фармацевтическая компания «Амбрелла» перебралась в другое место, в поселении остались единицы закоренелых местных жителей. В их числе и Крис Редфилд — ныне полицейский, а в прошлом — сирота, выросший в приюте, спонсированном «Амбреллой». Клэр Редфилд приехала навестить брата в самое неподходящее время: именно в этот день из лаборатории, оставшейся под городом, донесся тревожный сигнал, а долгие годы скрываемое биологическое оружие оказалось на свободе. Кроме Криса и Клэр, в заварушке оказался и Леон Кеннеди — коп-новичок, сосланный в захолустье за прежние проступки, а также команда «Альфа», отправленная на расследование в особняк Спенсера, одного из основателей города. В состав последних вошли в том числе Альберт Вескер, Джилл Валентайн и Крис Редфилд.

1/1 Кадр из фильма «Обитель зла: Раккун-Сити»

Фильм, как видно из синопсиса, берет за основу не одну, а сразу две игры, демонстрируя параллельно события, происходящие с четырьмя главными героями оригиналов. С первых же кадров фильм старательно дистанцируется от прежней экранизации Пола У. С. Андерсона: там от оригинала, напомним, осталось не так уж много, а знакомые по играм лица появились только со второй картины.

«Раккун-Сити» работает с точностью до наоборот и уже во вступительной части показывает и Криса с Клэр, и доктора Биркина, и приют Раккун-Сити — с теми самыми рисунками на воротах, чтобы у фанатов точно возникло стойкое ощущение, будто они вернулись домой. Подобных кивков в фильме хоть отбавляй: в одной из первых сцен, к примеру, Джилл в диалоге произносит легендарное «Джилл-сэндвич» (правда, совсем в другом смысле), а интерьеры полицейского участка и особняка Спенсера узнаются в мельчайших подробностях. Некоторые сцены и вовсе воспроизведены почти покадрово, вроде первой встречи с ожившим мертвецом — культовой среди любителей игровых хорроров. И даже проникновенное «Чешется. Вкусно» попадает в фильм, пусть и немного не в том виде, как его ждешь (на русский, увы, перевели как «Вкуснятина»).

По всему видно, что Йоханнес Робертс, которому доверили ребут франшизы на экранах, очень любит и хоррор, и саму Resident Evil. О первом говорит плодотворная карьера, стартовавшая еще в 2004-м (низкие оценки большей части фильмов не стоит воспринимать в штыки: хоррор всегда был нишевым жанром), а о втором — количество кивков «для своих». Отсюда же проистекает и интересная особенность фильма: он снят фанатом для фанатов, люди не в теме могут и не считать отдельные моменты.

Да, событиям игр здесь добавили логичную предысторию, объясняющую, что именно в итоге свело вместе Редфилдов, Джилл и Леона, а также откуда взялись зараженные, но некоторые моменты подаются очень пунктирно. Отдельные сцены кажутся попросту взятыми с потолка, если смотреть их без нужного бэкграунда, да и общая стилистика фильма категории «Б» здесь во многом обусловлена именно первоисточником, который сам был оммажем классике Джорджа Ромеро — независимым низкобюджетным хоррорам. Без этих знаний фильм может не дать должного эффекта.

1/1 Кадр из фильма «Обитель зла: Раккун-Сити»

Но и фанатам на одних только отсылках долго не протянуть. Тут-то в дело и вступают правила «ремикса» — здесь уместно сравнить «Обитель зла» и фанатскую Black Mesa. Ремейк оригинальной Half-Life воспроизводил отдельные моменты почти покадрово, но местами мог удивить тех, кто знает игру наизусть. Так и «Обитель зла: Раккун-Сити» при сохранении основной сюжетной линии местами делает отступления различной степени смелости: где-то герои пойдут другим маршрутом, где-то изменят мотивацию, а некоторые из персонажей пропадут за ненадобностью — все же здесь в менее чем два часа нужно уместить четыре оригинальные сюжетные линии.

И если некоторые изменения интригуют, то к решению с характером Леона возникают определенные вопросы. Как и в Resident Evil 2, здесь Леон Кеннеди — желторотый новичок, оказавшийся в центре событий по нелепой случайности. Игровой Леон при этом демонстрировал выдержку и стальной характер, позволяющий пережить зомби-апокалипсис, а в фильме… в фильме это действительно желторотый юнец, большую часть времени являющийся источником неиссякаемых шуток. С чем связана такая перемена — решительно непонятно.

Но вернемся к хоррору. Робертсу удалось добиться, пожалуй, главного в жанровом фильме — создать мощный саспенс в отдельных сценах. Конечно, не везде: хватает и экшена с эффектно брызжущей кровью, и чисто диалоговых сцен. Но в нужные моменты режиссер отлично выдерживает напряжение — следишь, затаив дыхание. Разрядка при этом все чаще реализована через скримеры — дешевый, но эффектный прием.

Отдельно хочется выделить некоторые режиссерские находки: «Раккун-Сити» умудряется почти органично встроить даже игровую загадку с пианино, а Крис находит момент блеснуть зажигалкой, с которой начинает оригинальную Resident Evil. К слову, о последней: одна из самых запоминающихся экшен-сцен в фильме происходит в почти полной темноте, которую разрывают редкие всполохи от пистолета при стрельбе. Они высвечивают и лицо Криса, и обезображенных зомби, которых с каждым выстрелом словно становится больше.

1/1 Кадр из фильма «Обитель зла: Раккун-Сити»

Совсем удивительным на фоне общей «бюджетности» кажется использование практических эффектов: да, в фильме есть графика, но многие раны и даже отдельные существа сделаны по старинке, что придает ему особый шарм. Картина старательно мимикрирует под фильмы конца 1990-х — и использование простетики здесь идет только на пользу.

Для переживающих: да, каст не похож на свои прототипы из игры, но об этом удивительно легко забыть в первые же минуты фильма. За исключением разве что Леона, да и то не из-за непохожего на компьютерное альтер эго актера Эвана Джогиа, а из-за обозначенных выше изменений характера. Остальные словно улавливают суть и смотрятся на экране органично, не вызывая никаких вопросов. Да-да, из Ханны Джон-Кэймен получилась отличная Джилл Валентайн — профессиональный боец и интересная личность, не уступающая своему игровому аналогу.

Само собой, от сравнений с прошлой экранизацией никуда не уйти. Фильм 2002 года, по ощущениям, был вдохновлен более экшеновой составляющей ближе к Resident Evil 3: Nemesis (четвертая часть еще не успела выйти), а вот картина этого года отправляет зрителей в мир «хоррора на выживание» в духе первой игры серии. В плане атмосферности она, пожалуй, выигрывает — даже при том, что по заветам франшизы «финального босса» здесь побеждают выстрелом из гранатомета.

Ну и, конечно, «Обитель зла: Раккун-Сити» — это лишь первая часть: несмотря на финал, повторяющий таковой из оригинальной трилогии, создатели уже закидывают удочки для продолжения. Глядишь, через пару-тройку лет возмужавший и более серьезный Леон и правда отправится разбираться с ганадо куда-то в предместья Испании.


Смотреть

Комментарии