От автора: «Когда мне предложили рассказать о том, как все плохо на сцене Dota 2 в Южной Америке, я был уверен, что в 2018 году дела у местных игроков пошли на лад. Но с каждой беседой меня убеждали в обратном. Единственным, чью историю я слушал с улыбкой от начала до конца, стал владелец Midas Club Филипе Астини — большую часть этого интервью мы опубликовали отдельно.

Материал я начал готовить еще в июле, но достучаться до игроков и запланировать интервью при разнице во времени в девять часов было не так-то просто. К тому же вот-вот должен был начаться The International 2018 — в это время никому не нужны твои вопросы о состоянии местной сцены. Сразу после турнира дело пошло быстрее: все наши спикеры с радостью согласились поговорить со мной чуть ли не на следующий день после обращения.

Сложнее всего было собрать девять интервью на полчаса и более в один материал. Первый вариант статьи вышел более чем на 60 тыс. знаков, и его пришлось сокращать. Из-за этого многое просто не попало в материал. А жаль».

Южная Америка появилась на карте Dota 2 в 2017 году, когда SG e-sports прошла на The Kiev Major 2017 и выбила Team Secret из соревнования. С тех пор команды из этого региона стали частыми гостями на мировых турнирах, но местные игроки шли к этому долгие пять лет, и путь был не из лёгких. Они рассказали нам о том, как им приходилось играть за еду и крышу над головой, почему подставные матчи очень долго были неизбежны — и о том, что улучшается в регионе прямо сейчас и чем ещё ему можно помочь.

В этом материале мы рассмотрели ситуацию в Перу и Бразилии — странах Южной Америки, где базируются крупнейшие киберспортивные клубы региона по Dota 2.

Спикеры:

  •   Брайан Фредди SmAsH Мачака Сина — бывший участник Not Today и Elite Wolves. Выступил на мировом финале WESG 2017 и получил звание самого ценного игрока на The Summit 2. В 2016 году получил пожизненный бан на турнирах от Valve за участие в подставном матче.
  •   Стивен StingeR Варгас — бывший участник Not Today, Elite Wolves и Infamous. В сезоне 2018/2019 представляет Playmakers Esports. Занял четвёртое место на мировом финале WESG 2016, 3-4 место на GESC: Indonesia Minor, а также выступил на четырёх мейджорах в сезоне 2017/2018.
  •   Ензо Timado Гианоли — бывший участник Team Freedom, MidOrFeed и VGJ.Storm. В сезоне 2018/2019 представляет Infamous. В 2017 году вместе с Infamous впервые представил Южную Америку на The International. Занял четвёртое место на DreamLeague Season 10.
  •   Лукас Bardo Барбоза — бывший участник Midas Club и SG e-sports. В сезоне 2018/2019 не представляет какую-либо организацию. Занял 5-8 место на WESG 2017 и 7-8 место на ESL One Hamburg 2017, а также выступил на четырёх майнорах в сезоне 2017/2018.
  •   Родриго Liposa Лелис Сантос — бывший участник Midas Club и SG e-sports. В сезоне 2018/2019 представляет paiN X. Занял 5-8 место на WESG 2017 и 7-8 место на ESL One Hamburg 2017, а также выступил на четырёх майнорах в сезоне 2017/2018.
  •   Матеус Сиcни Барбоса — владелец SG e-sports.
  •   Филипе Astini Астини — владелец Midas Club.
  •   Фернандо Фаузи Erlich Амуке — менеджер основного состава paiN Gaming.
  •   Рамон Swadow Лопес Белтран  — комментатор испанских трансляций Beyond the Summit.

 

Почему Южная Америка от всех отстаёт

Высокий пинг и дорогие компьютеры

«Дота» пришла в Южную Америку немногим позже, чем в Европу — Warcraft был очень популярен в этом регионе, поэтому игроки быстро освоили новую модификацию. В 2004-2005 годах мало у кого был мощный компьютер со стабильным соединением с сетью, а потому все сражения проводили в компьютерных клубах через Garena.

Несмотря на высокий пинг — до 300 мс задержки, — игроки выступали в интернациональных лигах. К примеру, в сети сохранились реплеи матча, где перуанская команда LaB уступила миксу Ивана Vigoss Шинкарёва и Ильи Illidan Пивцаева на European Elite DotA League. А бразильская команда Fearz, в которой на тот момент был действующий игрок состава Flamengo eSports по League of Legends Филипп brTT Гонзалес, выступила на ESWC 2008 — в том году DotA впервые появилась на этом турнире.

Смотреть
Финал бразильских отборочных на ESWC 2008

Чаще всего фанаты «Доты» из Южной Америки играли ради веселья. В редких случаях владельцы компьютерных клубов могли предложить команде бесплатные абонементы, чтобы те представляли заведение на местных турнирах. Первые региональные киберспортивные организации начали появляться в 2008 году. Среди них была бразильская CBN eSports, в которой состояли Данило Kingrd Насименто и основатель paiN GamingАртур PAADA Зарзур. Собственную команду они собрали в 2010-м.

Соревноваться с коллективами из других регионов было тяжело — интернациональные турниры проходили на других континентах и даже отобраться на них с огромным пингом было крайне сложно. В результате регион практически исчез с мировой сцены на несколько лет, когда на крупные чемпионаты команды чаще всего проходили только по приглашениям.

Подставные матчи как способ выжить

Timado: «Если сравнивать Dota 2 и футбол, то в других регионах есть FIFA и местные чемпионаты, а в Южной Америке играют в дворовый футбол. Здесь нет правил, все делают что хотят. Никто не думает головой. Этим пользуются и игроки, и организации — командные и турнирные».

С выходом Dota 2 в Перу киберспортивная аудитория увеличилась — особенно после The International. Но, несмотря на популярность дисциплины, работа с организациями только начиналась. До 2015-2016 гг. в Южной Америке зарплаты киберспортсменам платили в исключительных случаях: обычно организации предоставляли лишь девайсы и куда реже — игровые базы. Денег не было: спонсоры в киберспорт не приходили.

В начале 2010-х амбициозные игроки стягивались в крупные города из провинций — если не ради карьеры, то ради шанса поиграть на мощном компьютере с нормальным интернетом. Именно так поступил SmAsH — один из самых популярных киберспортсменов в Перу, самый ценный игрок The Summit 2 и участник скандала с подставными матчами, из-за которого Valve навсегда забанила его на своих соревнованиях.

В декабре 2017 года он постарался объяснить, что заставило его нарушить правила. Аудитория восприняла его письмо по-разному: одни увидели в нём попытку оправдать себя, а другие — историю о тяжёлом пути в киберспорт в Южной Америке.

SmAsH: «Я понимал, что коллективу приходится участвовать в подставных матчах, чтобы выжить».

В 2011 году SmAsH, которому только исполнилось 18 лет, отправился из Такны в столицу Перу — Лиму. Там он жил у друга на деньги, которые дала мать. Сина собрал состав и назвал его Artyk Gaming.

«Команда Artyk, в которой я играл, не была организацией. Но существовал LAN-центр с таким названием. Полноценных организаций [в Перу] тогда не было — были владельцы LAN-центров, которые хотели, чтобы их заведения представляли команды. Всё, что они предлагали составам, — возможность играть там бесплатно. То есть — место для тренировок. Тогда было очень много команд, которых [так] спонсировали LAN-центры».

Первым международным турниром SmAsH стала онлайн-лига The Defense Season 3, матчи которой прошли с ноября 2012 года по март 2013-го. Его команда уступила Natus Vincere в первом раунде плей-офф. В то время организаторы не проводили отдельные отборочные для каждого региона, поэтому составам из Южной Америки приходилось соревноваться с коллективами из Северной Америки. Тем не менее бывший состав бразильской CNB всё же получил приглашение.

«Мы сыграли с Natus Vincere и после этого получили очень много предложений. Мы решили выступать за Not Today. Это была первая организация, которая действительно поддерживала нас: команде предоставили настоящий буткемп. Условия были простыми: мы могли жить на буткемпе и не задумываться о том, где достать еду. Но денег нам не платили. Мы могли только выступать за Not Today и жить не на улице. Не самые лучшие условия».

For Sweet Revenge, 2014 год. Слева направо: Benjaz, mstco, SmAsH, Masoku, MiHawk
For Sweet Revenge, 2014 год. Слева направо: Benjaz, mstco, SmAsH, Masoku, MiHawk

В составе Not Today Сина выступал около года и за это время выиграл ~$50 тыс. призовых. И если только образовавшаяся Team Secret в 2014 году могла заработать столько же денег за один турнир, то для перуанской команды даже такая сумма была настоящим успехом. Точнее — была бы, если бы коллектив получал больше, чем 50% от призовых: на деле 30% забирало правительство США в виде налога, а еще 25% — владелец Not Today. Даже о минимальной зарплате и речи не шло, а на крайне редких местных турнирах денег не заработаешь.

В августе 2015 года Not Today при разрыве контрактов нажилась на команде ещё больше: владелец дополнительно забрал у состава $10 тыс. призовых — в счёт его прошлой помощи. Эту сумму Сина получил за звание самого ценного игрока на The Summit 2.

«Тогда мне казалось, что это нормально. Казалось, я легко выиграю ещё денег на других турнирах».

Следующие несколько месяцев коллектив был предоставлен сам себе. Команда заселилась в подвальное помещение офисного здания и кое-как раздобыла пять компьютеров. SmAsH объяснил, что их одолжил знакомый, хотя сам не помнит, как его удалось уговорить на это — любая электроника в Южной Америке стоит очень дорого.

«После Not Today мы оказались на улице. У нас не было ничего. Мы заселились в подвал одного офиса и могли играть там на компьютерах, которые заняли у друга. Денег не было вообще. Разве что у меня были некоторые сбережения — около $300. В результате нам едва хватало на еду и мы не могли платить за интернет. О тренировках можно было забыть. Ситуация была ужасной».

В это время состав начал участвовать в подставных матчах, чтобы заработать хоть какие-то деньги. Победить по-настоящему на большом турнире было тяжело: огромные задержки никуда не делись.

«Каждый раз, когда моя команда соглашалась на это, я не хотел играть, потому что [сначала] мог выжить и без этого. Всем было известно о подставных матчах, в этом не было чего-то нового. Я понимал, что коллективу приходится идти на это, чтобы выжить. Вскоре у меня самого тоже кончились деньги».

Командам из Перу было сложно пробиться в большой киберспорт, но интерес к «Доте» был огромный. В таких условиях скрыть подставной матч за очередным поражением очень просто, да и состав SmAsH не был единственным коллективом, заинтересованным в быстрой прибыли. Со ставками команду познакомил Хуан Карлос VaNn Тито Каризаллес, который присоединился к Not Today в январе 2015 года и впоследствии был в каждом составе SmAsH.

Elite Wolves. Слева направо: mstco, iwo, SmAsH, vanN
Elite Wolves. Слева направо: mstco, iwo, SmAsH, vanN

В сентябре 2015 года коллектив подписали Elite Wolves. Здесь Сина впервые начал получать небольшую, но всё же зарплату — $80 в месяц. При этом команда продолжала участвовать в подставных матчах.

«В Перу была целая группа игроков, которые в этом участвовали, и vanN был одним из них. Я знал, что происходит, но играл под руководством vanN. Сейчас я понимаю, что это было глупо. Но тогда все этим занимались, значит, нет ничего страшного в том, что мы делаем то же самое».

Valve в целом игнорировала проблемы региона — слоты выдала лишь в 2017 году, а вопрос с пингом между Бразилией и Перу не решила до сих пор, — но к подставным матчам относилась очень серьёзно.

Запрет на участие в турнирах Valve Сина получил в марте 2016 года после матча между Infamous и Elite Wolves. На reddit заметили, что обе команды вели себя странно, а их участники даже уговаривали друзей поставить на эту встречу. К тому же финальный коэффициент на победу Infamous слишком сильно изменился по сравнению с тем, что букмекеры заявили изначально. В итоге Valve забанила весь состав Elite Wolves и бывшего капитана Infamous — Ztok.

«Представьте себе такую сцену: в комнате сидят пять игроков, и внезапно один из них получает письмо от Valve, в котором говорится, что он больше не может выступать на турнирах, потом такое же письмо приходит следующему — и так по порядку. Атмосфера была просто ужасной».

Спустя год SmAsH присоединился к Thunder Predator, но играл там не очень долго. После того как он покинул и эту организацию, его киберспортивная карьера, считай, закончилась. Последним достижением игрока стало 9-16 место на WESG 2017 вместе с Team Peru.

Игроки Team Peru на WESG 2017 — SmAsH и Kingteka
Игроки Team Peru на WESG 2017 — SmAsH и Kingteka

«Я не боюсь говорить о подставных матчах, потому что уже не надеюсь, что меня разбанят. Я просто хочу объяснить другим, что всё это не стоит карьеры киберспортсмена. Не повторяйте моих ошибок. Сейчас я развиваю канал на Twitch, учу других играть в Dota 2 и постоянно напоминаю о последствиях подставных матчей».

История SmAsH была бы не слишком выдающейся, если бы всё это происходило в начале нулевых в любой другой стране. Тогда киберспорт только начал зарабатывать популярность, поэтому там команды существовали в приблизительно похожих условиях. Тем не менее для Сины всё это было нормой, а значит, и поводов требовать больше не было.

Спорт без еды и денег

В 2014-2015 годах на сцене начали появляться новые игроки, которые приходили в команды уже не по инерции после компьютерных клубов и не на чистом энтузиазме. Призовые фонды крупнейших турниров и слава лучших игроков мира так или иначе влияли на молодые таланты. Но не везде: ситуация в Перу почти не менялась.

StingeR: «Было очень тяжело — ни телефон купить, ни даже одежду».

Действующий игрок Playmakers Esports перуанец StingeR начал выступать на профессиональной сцене в 2015 году. Его карьера началась в Revenge, где тогда играл SmAsH. Через несколько месяцев бывшие тиммейты пригласили StingeR в Not Today — уже после The Summit 2. Варгас рассказал нам ту же историю, что и SmAsH, — подтвердил слова об отсутствии зарплаты и штрафе за расторжение контракта.

«Денег даже на еду толком не хватало. Но обе команды предоставляли компьютеры, интернет, крышу над головой и так далее. Когда мы покинули Not Today, менеджер забрал у нас призовые за несколько турниров в качестве платы за его помощь. Помимо этого, “по контракту” он оставлял себе 30% от любого выигрыша».

Not Today на The Summit 3. На переднем плане SmAsH, на удалении — iwo
Not Today на The Summit 3. На переднем плане SmAsH, на удалении — iwo

До распада коллектива StingeR представил организацию на нескольких LAN-турнирах, среди которых был The Summit 3 и американский финал World Cyber Arena 2015 . За последний, по словам Варгаса, команда так и не получила денег.

«У меня не было контактов организаторов, поэтому я спросил DeMoN, который победил на том турнире. Он ответил, что обычно оператор платил, хотя в прошлый раз они ждали целый год. Опять же, мы до сих пор ничего не получили. Когда я напоминал об этом менеджеру Not Today, ответ был всегда один и тот же: “Они ничего не присылали”».

Варгас начал получать зарплату только в 2017 году, когда перешел из Infamous, в которой состоял на тот момент, в Elite Wolves. Там игрокам платили по $250 в месяц, что едва дотягивало до минимальной оплаты труда в Перу. Infamous в это время стала первой командой из Южной Америки, сумевшей попасть на TI. StingeR потом вернулся в клуб — но уже после турнира.

«В целом до 2017 года зарабатывали только “Дотой”, но всё уходило на еду. Было очень тяжело — ни телефон купить, ни даже одежду. Я помню, что зарплату начали выдавать, когда Infamous заключила соглашение с Lenovo — в начале 2017 года. Но это были крайне скромные суммы по сравнению с другими регионами. Организация начала платить по $300 в месяц после TI7».

Истории SmAsH и StingeR — отнюдь не исключение из правила. Все игроки из Южной Америки, с которыми нам удалось пообщаться, говорили о низких зарплатах и плохих условиях для тренировок. Но бразильские киберспортсмены отмечали, что в их стране организации обманывали игроков крайне редко.

Bardo: «Я даже не слышал, чтобы в Бразилии что-то такое происходило. В целом можно сказать, что местная сцена была довольно профессиональной благодаря другим дисциплинам — CS:GO, League of Legends. Они помогли всему бразильскому киберспорту».

Почему не было спонсоров

Финансовое состояние организаций напрямую зависит от спонсоров, а в Южной Америке они неохотно заходили в Dota 2. Местные турниры случались очень редко, а отборочные проходили на серверах Северной Америки. Плюс важную роль играла местная специфика: если в Перу инвестор мог надеяться на большую аудиторию, то в Бразилии — нет. Игроки переместились в League of Legends.

League of Legends
League of Legends

Erlich: «Средние зарплаты игроков в Бразилии гораздо меньше, чем в других регионах. В некоторых случаях они ненамного, но меньше, чем в Перу. Дело в том, что местной сцене Dota 2 не хватает спонсоров и вложений».

Бразилец Erlich стал менеджером paiN Gaming только в начале 2017 года, но и до этого активно следил за профессиональной сценой Dota 2. Хотя SmAsH отмечал, что Бразилию от Перу отделяют не только 100 мс задержки и языковой барьер (в Перу говорят на испанском, а в Бразилии — на португальском), но и разница в уровне развития киберспорта; дела с Dota 2 в этой стране тоже шли не гладко.

«Когда всё только начиналось, игроки не получали никаких денег от организаций. Всё как рассказал SmAsH: команды были стаками друзей — людей, которые просто познакомились в сети и не были лучшими игроками в мире. Ни о каком профессионализме не могло быть и речи. И это не менялось очень долго».

С выходом League of Legends аудитория практически забыла о «Доте». Вместе со зрителями к новой дисциплине обратились и инвесторы, поэтому организациям было очень тяжело содержать стабильный состав по Dota 2.

«Спонсоры вкладываются только туда, куда хотят. К примеру, мы сотрудничаем с компаниями, которые работают только с составами по League of Legends или Clash Royale».

Для инвесторов «Дота» выглядела слишком невыгодно: дисциплина уступала главному конкуренту по популярности, у команд почти не было шансов окупить вложения с помощью призовых — местных турниров не было, а на международные было не пробиться, — а сами инвестиции оказывались невыгодными, в том числе из-за стоимости электроники в Бразилии.

«Самые мощные вариации [компьютеров] в США отдают за $2 тыс., а у нас  — примерно за $5 тыс. Предположим, что компания покупает 10 штук для команды и тратит $50 тыс. Не так уж много для большой корпорации. Но как получить с этого выгоду? Если средняя зарплата в Бразилии —  около $800, сколько семей смогут купить их детям компьютер за $5 тыс.? Жадность тут ни при чем. Просто в Бразилии невероятно высокие налоги на электронику. Я недавно видел статью, в которой говорится, что дешевле слетать в США и купить компьютер там, чем потратиться на него здесь.

Так зачем производителям спонсировать команду по Dota 2, когда можно прийти в League of Legends, где и фанатов в 20 раз больше, и системные требования ниже?»

Фото с финала весеннего сплита бразильской лиги CBLoL
Фото с финала весеннего сплита бразильской лиги CBLoL

Получается, что любой спонсор, который решил выйти на киберспортивный рынок и выбрал Dota 2, сначала должен был смириться с меньшей аудиторией. На следующем этапе инвестор узнавал, что поддерживать состав по Dota 2 очень затратно: компьютеры дорогие, а буткемпы — из-за высокого пинга — нужно проводить за пределами региона, где цены в несколько раз выше. Далее он должен был оценить риски — а они велики, ведь аудитории нет, местных турниров почти нет и шансов на победу вне страны тоже мало. И даже после этого его будет ожидать ещё один сюрприз.

«Многие игроки рассматривают “Доту” как игру, а не работу. Они должны понять, что на “Доте” дело не заканчивается — есть обязательства за её пределами. Если вы хотите, чтобы вас поддерживали спонсоры, нужно выполнять их условия. Ничего не даётся даром. Если тебе дали смартфон — расскажи об этом фанатам и поблагодари спонсора. Именно этого он и ждёт. Если этого не делать, то компании не станут помогать команде. В Бразилии не все это понимают».

Инвестировать в турниры тоже никто не хотел. В Перу, где Dota 2 была основной киберспортивной дисциплиной, в качестве призовых очень долго давали исключительно девайсы, но не деньги, которые позволили бы развивать местную сцену. Valve в развитие локальных лиг тоже не вкладывалась, да и майноры с мейджорами в регионе не устраивала — а именно такие мероприятия должны привлекать инвесторов.

Swadow: «У нас до сих пор не провели ни одного мейджора или майнора. За шесть лет с начала формирования сцены по Dota 2 в Южной Америке у нас прошёл разве что The Final Match 2017. Его устроили в Перу, мы комментировали его прямо из арены, и чемпионат имел огромный успех. Мы бы хотели, чтобы на нас обратили внимание турнирные операторы и команды».

По-настоящему крупный турнир прошёл в Южной Америке лишь в 2017 году — The Final Match, главным спонсором которого выступила HP Omen. Соревнование было крайне важным для сцены хотя бы потому, что организаторы пригласили только три зарубежные команды, а остальные слоты достались Бразилии и Перу. Призовой фонд составил $50 тыс. — в два раза больше, чем на любом другом локальном соревновании.

Но даже этот турнир скорее дискредитировал индустрию в глазах спонсоров, чем наоборот. Там случился скандал: приглашённые коллективы, включая чемпиона — Alliance, — получили призовые с огромной задержкой, а до других команд они вообще не дошли.

Организаторами турнира выступили Vastion Group — крупный оператор развлекательных мероприятий в Перу — и Gaming Services — консалтинговое агентство в сфере видеоигр. Компании привлекли множество спонсоров, среди которых HP Omen, а также локальные филиалы NVIDIA, HyperX, GIGABYTE и Papa John’s Pizza.

Спустя несколько месяцев после турнира команды начали жаловаться на задержки в выплатах призовых. Деньги пришли спустя почти год. При этом Midas Club до сих пор ждёт свои $1 250.

В марте 2018 года Gaming Services, которая была посредником между участниками The Final Match и Vastion Group, объяснила ситуацию на странице в Facebook. По словам представителей агентства, организатор турнира должен был выплатить призовые не позже 90 рабочих дней после окончания чемпионата, но из-за неких проблем с денежными переводами сроки постоянно сдвигались.

Liposa: «Недавно состоялся The Final Match, но нам до сих пор не выплатили призовые. Некоторым всё же отдали деньги, но нам точно нет. Прошлый состав SG получил свою долю, а мы тогда выступали за Midas Club и всё еще ждем. Вот тебе и профессионализм в Южной Америке. Его нет. Нам сказали, что занимаются этим вопросом, и больше не отвечали. Они просто не хотят платить — прошёл уже год».

Киберспорт «понарошку»

Проблемы с мотивацией игроков есть не только в Южной Америке, но в этом регионе гораздо больше причин, чтобы бросить всё и заняться другими делами. Карьера киберспортсмена окупается, только если коллектив выходит на мировые LAN-соревнования или хотя бы побеждает в онлайн-турнирах. В остальных случаях на зарплату дотера прожить невозможно.

Timado: «Игроки не выкладываются на полную: они бывают безответственными, не хотят тренироваться ни индивидуально, ни с командой. Поэтому я не люблю играть здесь».

Timado начал погружаться в киберспорт, как и многие другие, через небольшие локальные турниры. В 2016 году, по его словам, в Перу всё ещё разыгрывали лишь мышки и клавиатуры, поэтому ставки на себя и друзей игроки делали часто.

«Сколько раз было, что кто-то из моей команды просто не приходит на турнирный матч и вдруг появляется другой парень. Я спрашиваю: “Ты кто?” А он отвечает: “Ну, парень не пришёл на матч, поэтому мы используем смурф-аккаунт — только никому не говори, иначе нас дисквалифицируют”. Такие дела. Да и подставные матчи здесь не редкость».

Считается, что киберспортсмену достаточно компьютера с интернетом, еды в холодильнике и места для сна, но Timado был более требовательным. «Меня бесило, что я просто не могу нормально помыться, потому что в душе грязно, а горячую воду отключили на два месяца посреди зимы».

«Даже сейчас игрокам платят смешные деньги. В киберспорте зарплаты ниже, чем минимальная оплата труда. В Перу работник McDonald’s получает больше, чем игрок в Dota 2. Организации заключают небольшие сделки с компаниями вроде Razer и на эти деньги устраивают буткемпы или базы для проживания. Игрокам дают компьютеры и девайсы — вот и всё».

Такая ситуация неизбежно приводит к тому, что местные игроки хотят не столько подержать в руках Aegis, сколько получать целых триста долларов вместо двухсот. В 2017 году Infamous, где тогда играл Timado, попала на TI7, но её участники восприняли это не как серьёзный профессиональный прорыв, а как турпоездку.

Infamous на The International 2017. Слева направо: Kingteka, Matthew, Accel, Timado, Benjaz
Infamous на The International 2017. Слева направо: Kingteka, Matthew, Accel, Timado, Benjaz

Вскоре после этого Гианоли присоединился к миксу MidOrFeed. Уход из региона он объяснил тем, что у его тиммейтов пропала мотивация играть, как только они приехали в Сиэтл.

«Некоторым кажется, что отобраться на такой турнир — уже достижение. “Сейчас получу те $10 тыс. за последнее место и буду рад”. Это ужасное отношение. Я бы хотел, чтобы люди пользовались таким шансом. Соревнование не заканчивается с отборочными. Именно из-за этого я и ушёл из Infamous — тиммейтам было достаточно попасть на турнир. Я же хочу отобраться, выступить и выйти в топ-3. А для них важнее куда-то слетать, пожить в крутом отеле и сыграть пару матчей».

Жизнь в изоляции

Bardo: «Я понимаю, что мы не в ту “Доту” играем, точнее в ту, но неправильно».

Южная Америка практически полностью изолирована от других регионов. Местные команды не могут практиковаться с коллективами даже из Северной Америки, а буткемпы в других странах часто оказываются не по карману даже наиболее успешным организациям. В таких условиях составы могут тренироваться только друг с другом.

Liposa: «Поскольку мы находимся очень далеко от других регионов, у нас есть два варианта для тренировок: играть с Северной Америкой при огромной задержке или играть с местными коллективами, которые не так уж сильны. Здесь развиваться тяжелее, чем где-то ещё».

W33: «Команды здесь просто застряли. Раньше у них не было возможности развиваться, потому что им не давали слоты на турнирах. Сейчас ситуация изменилась, но ещё есть куда расти. Пока что мы играем с одними и теми же составами каждый день и не продвигаемся».

Bardo: «Наша главная проблема в том, что мы не можем тренироваться друг с другом. У нас не так много команд: ты скримишься с Infamous, а потом встречаешься с ней на турнире, и она уже знает, что ты будешь делать. А больше никого нет. Думаю, проблема в отдалённости региона от других».

Одну из основных причин успеха paiN Gaming в сезоне 2017/2018 идеально описывает крылатое выражение о горе и Магомете: если Южная Америка не идёт на профессиональную сцену, то Аливи w33 Омар идёт в Южную Америку.

paiN Gaming в 2017-2018 гг. Слева направо: w33, Kingrd, hFn, Tavo, Duster
paiN Gaming в 2017-2018 гг. Слева направо: w33, Kingrd, hFn, Tavo, Duster

Хотя и до его прихода команда была в тройке сильнейших в регионе, спустя два месяца после полноценного трансфера коллектив удивил всех и попал в топ-3 ESL One Birmingham 2018. Неизвестно, как именно повлиял на игру paiN румынский легионер и добился бы тех же результатов ростер c Данилой Arms Силва, но, возможно, ему просто не хватало свежего взгляда.

Duster: «Мнение w33 очень важно для нас, и мы поддерживаем многие его взгляды. Он привнёс европейскую “Доту” в Южную Америку».

В конце сезона к иностранцам обратилась и SG e-sports — к команде присоединились Френсис FrancisLee Ли и Стэнли Stan King Янг. Состав собрали специально для отборочных на TI8. Коллектив не попал на турнир, но дошёл до финала квалификации, где уступил paiN со счётом 2:3. Учитывая последние достижения соперника, результат очень достойный, но за второе место слот не положен, как и минимальное денежное вознаграждение.

SG e-sports на отборочных к The International 2018. В верхнем ряду 4dr, Liposa и Costabile, в нижнем — Stan King и FrancisLee
SG e-sports на отборочных к The International 2018. В верхнем ряду 4dr, Liposa и Costabile, в нижнем — Stan King и FrancisLee

Несмотря на поражение, игроки SG отметили, что легионеры показали им «Доту» с другой стороны. Даже Bardo, место которого занял Stan King, удивился тому, как изменилась его прежняя команда:

Bardo: «Когда к нам приехали зарубежные игроки, у меня просто взорвался мозг. Я увидел, как выступают мои бывшие тиммейты со Stan King и FrancisLee, и понял, что у Южной Америки есть потенциал. У нас достаточно хороших игроков, просто мы глупые! Хорошо, не глупые, но играем не так, как надо».

Liposa, который выступил с SG на отборочных к TI8, подтвердил, что иностранные игроки многому научили своих бразильских тиммейтов.

Liposa: «Это отличные игроки, которые предложили нам абсолютно другой взгляд на “Доту”. Я очень многому научился у них и никогда не узнал бы этих вещей без такого опыта».

Если игроки из Европы и Северной Америки могут менять регионы без вреда для карьеры, то с переездом в Южную Америку всё гораздо сложнее. Владелец SG e-sports Матеус Сисни Барбоса отметил, что местные организации действительно не могут предложить иностранным киберспортсменам конкурентную зарплату, хотя его клуб определённо вновь подписал бы интернациональный состав.

Матеус Сисни Барбоса: «Работать с FrancisLee и Stan King было просто замечательно. Они отличные игроки и хорошие люди. Мы были рады, что они играли в нашей команде. Думаю, обе стороны остались довольны нашим сотрудничеством. Поэтому мы с радостью бы привезли и других зарубежных киберспортсменов. Но, конечно, здесь всё совсем не так, как в Европе или США, — мы не можем предложить такую же высокую зарплату». 

Клуб Матеуса Барбосы начал новый сезон с опозданием на один мейджор и с полностью бразильским составом. А его конкурент paiN Gaming ещё в начале сезона 2018/2019 подписала второй состав по Dota 2 с легионерами CC&C, Ritsu и FrancisLee.

Начало революции: как меняется сцена Южной Америки прямо сейчас

Так как Valve, в отличие от Riot Games, решила минимально вмешиваться в развитие сцены Dota 2, а крупные компании не интересовались компьютерными играми, местные киберспортивные организации, игроки и фанаты до 2017 года были предоставлены сами себе.

В 2015-2016 годах появились первые настоящие организации, в которых составы по Dota 2 были основными, а не дополнительными к ростерам по League of Legends. Infamous и SG e-sports пусть и платили едва ли больше $100, но уже могли предоставить буткемпы и не пытались обмануть игроков.

Матеус Сисни Барбоса: «Наши первые игроки получали зарплату ещё до того, как присоединились к нам. Но этих денег было недостаточно, чтобы игрок мог посвятить себя киберспорту и нормально жить. Мы изменили это, вложились в них, чтобы у команды появился шанс бороться с коллективами из Европы и Америки.

Сложно винить те организации в том, что они недостаточно платили. Здесь всё только зарождалось, и это было в порядке вещей. В любой дисциплине всё начинается с полного хаоса, без всяких контрактов».

Хотя к тому моменту условия команд стали постепенно улучшаться, плоды медленного прогресса доставались только топ-игрокам в Южной Америке. Если в других регионах молодых талантов минимально поддерживают небольшие организации или академии крупных клубов, то здесь им приходилось ждать отчаянных дисбандов.

Astini: «Если мой бизнес — подготовка игроков, то лучше их готовить для десяти разных команд, чем только для одной»

В 2016 году ситуацию в Бразилии начал менять Филипе Astini Астини — владелец Midas Club. По его словам, этот клуб изначально задумывался как стартовая точка для молодых игроков. Из Midas Club вышли Arms и Mandy, с которыми выступал действующий состав paiN до трансфера w33, а Liposa и Bardo позже перешли в SG e-sports.

Бывший игрок Midas Club — Mandy
Бывший игрок Midas Club — Mandy

Astini: «Принцип Midas Club таков: внутренняя лига, куда могут попасть новые игроки из нашего региона, а также команда, за которую они могут выступать и становиться профессионалами. В этом аспекте, мне кажется, мы очень и очень успешны. В Tier 2 “Доты”, по сути, невозможно было выжить — но после того, как я начал делать эти инвестиции, стало возможно. Мы могли выводить игроков на сцену».

Помимо команды Астини поддерживал одноимённую локальную лигу наподобие FACEIT Pro League. Когда площадка набрала слишком большую аудиторию, её пришлось закрыть на доработку. Владелец Midas Club надеется возобновить работу лиги в ближайшее время, чтобы клуб начал получать стабильный доход.

«У нас было 30 тыс. активных пользователей. Но мы решили перестроить платформу и временно закрыли лигу. Аудитория выросла, и мы столкнулись с некоторыми системными ограничениями. Сейчас мы ищем спонсоров, потому что моих вложений здесь уже не хватит. Лига так и называется — Midas Club».

Фото из Instagram MIdas Club. Слева направо: Thiolicor, Sooths, Bardo, Costabile, Liposa
Фото из Instagram MIdas Club. Слева направо: Thiolicor, Sooths, Bardo, Costabile, Liposa

Astini сравнил Midas Club со скаутским агентством, которое собирает молодые составы, чтобы позже игроки могли перейти в более крупную организацию. Для этого клуб не просто тренирует пятерых ребят, которые хотят стать киберспортсменами, а пытается сделать из них команду.

«Наша цель — создать комфортную атмосферу для каждого в составе. Я стараюсь сделать из своих игроков хороших людей, а не лучших мастеров “Доты”. Пытаюсь работать с ними лично. Я объясняю им всё, строю их распорядок дня от начала до конца: когда они тренируются, с каким настроем должны приходить на матчи, как работать с ошибками, как общаться с тиммейтами и так далее».

Конечно, Астини не оставляет надежды, что и его команда когда-нибудь пробьётся на The International, но пока его главная цель — возрождение местной лиги.

Swadow: «Комментаторы живут немногим лучше игроков»

Поскольку в Южной Америке компании неохотно вкладываются в турниры, о каких-либо местных студиях освещения чемпионатов говорить бессмысленно. Комментатор испанских трансляций Beyond the Summit Рамон Swadow Лопес Белтран объяснил, что у перуанских фанатов есть возможность следить за мировой сценой только благодаря энтузиазму кастеров и помощи BTS.

Swadow: «Не буду врать, без BTS трансляций на испанском просто не было бы. До того, как она появилась, мы ничего не зарабатывали, но продолжали заниматься комментированием, потому что любим эту игру».

BTS запустила трансляцию на испанском языке в 2015 году. До этого кастеры работали где придётся и не всегда получали гонорар. Белтран рассказал, что переехал в Перу из Испании, чтобы, как и SmAsH, заняться любимым делом. Он вспомнил, как иногда оставался без еды и ночлега, но добавил, что жаловаться не на кого, так как никто не заставлял его заниматься «Дотой» в Южной Америке.

Кастерам часто приходилось немногим лучше игроков, но ситуация в их области исправилась быстрее: в 2014 году Valve впервые пригласила студию Swadow освещать The International и впоследствии всегда выдавала инвайты.

«Когда мы набрались опыта, начали появляться спонсоры, которые временами нам помогали. К примеру, Not Today позволила Imperius [комментатор испанских трансляций BTS — прим. ред.] жить на её базе, благодаря чему он и перебрался в Лиму. И, конечно, приглашения Valve на TI были настоящим подарком».

Матеус Сисни Барбоса: «Слоты дали Южной Америке больше возможностей»

Впервые аудитория Dota 2 заговорила о Южной Америке, когда Team Unknown пробилась на первый мейджор в истории дисциплины — The Frankfurt Major 2015. Коллективу пришлось отбираться через квалификацию для Северной Америки. На мейджоре команда попала в нижнюю сетку и даже выбила Newbee, но обыграть LGD Gaming уже не смогла.

После этого вновь наступило забвение до самого The Kiev Major 2017, перед которым Valve отделила Европу от СНГ, а Северную Америку — от Южной. На турнир прошла SG e-sports. Команда Kingrd поделила последнее место в группе с iG Vitality, но в плей-офф устроила настоящую сенсацию — в первом же раунде выбила Team Secret.

SG e-sports на The Kiev Major 2017. Слева направо: Kingrd, c4t, Tavo, 4dr, hFn

Erlich: «Как только Valve выделила Южной Америке слоты, бразильские организации обрели цель и причину вкладываться в киберспорт. Мы тоже собирали команду, понимая, на что способны игроки. Реальная возможность попасть на TI заставила нас вложиться в этот состав».

Возможно, если бы Valve не выделила слоты региону, paiN Gaming и SG e-sports даже не стали бы пытаться выкупить состав Midas Club после The Kiev Major 2017, я бы не смог связаться со StingeR в Instagram, потому что у него не было бы смартфона, а w33 никогда не присоединился бы к коллективу Kingrd.

Игроки отказались назвать точные суммы, но отметили, что с 2017 года условия в командах стали гораздо лучше. Valve дала сцене толчок, который был нужен региону в самом начале.

Матеус Сисни Барбоса: «Слоты дали Южной Америке больше возможностей. Надеюсь, это позволит выбраться молодым талантам. Так, думаю, Dota 2 ещё обойдет другие дисциплины».

Команды получили реальные шансы выступить на TI, а значит, показать спонсорам, что вложения окупятся. Тем более сразу после мейджора в Киеве Valve анонсировала Dota Pro Circuit со слотами для всех регионов.

Kingrd в интервью joinDOTA: «До прошлого сезона, когда ввели Dota Pro Circuit, я думал о том, чтобы прекратить играть в Dota 2. До её введения у нас в Бразилии не было ничего, но затем мы стали думать об игре как о работе».

На бумаге новая система должна была мотивировать всех: от игроков до организаций. Но на деле многие коллективы — не только из Южной Америки — начали жаловаться на обилие турниров, пропускать которые было непозволительно.

Bardo: «В прошлом сезоне мы не могли просто пропустить турнир. Мы обязаны были куда-то отбираться, чтобы набраться опыта. Никакого отпуска или вроде того. В начале было около пяти квалификаций. В результате мы всё-таки отобрались на пару турниров и провели несколько месяцев разъезжая по миру. Когда мы вернулись, у нас было два дня до следующей квалификации. Слишком много “Доты” и мало времени».

Помимо выгорания появилась и другая проблема: Valve не оставила места сторонним чемпионатам. В Южной Америке, где местных соревнований не хватало больше всего, у турнирных операторов нашлась ещё одна причина их не устраивать — команды просто не станут тратить на них время. Только в сезоне 2018/2019, после того, как система DPC изменилась, появилось пространство для локальных лиг — как в Перу, так и в Бразилии.

Erlich: «В “Доте” всё только начинается — благодаря тому, что мы хорошо выступили в этом году. Теперь люди знают о нас, потому что мы сыграли на многих турнирах и отобрались на TI. Компании стали интересоваться нами. До этого люди в Бразилии даже не знали, что такое “Дота”».

Смотреть
Анонс возвращения paiN Gaming в Dota 2

Чего ждут от Valve

Благодаря слотам на турнирах от Valve, мировая аудитория Dota 2 вспомнила о существовании Южной Америки, а успех paiN Gaming напомнил бразильским фанатам, что есть не только Counter-Strike и League of Legends. Многие игроки и менеджеры отметили, что предыдущий сезон мог бы стать стартовой площадкой для быстрого развития региона.

В идеальном мире уже вполне реальная возможность засветиться на мировой сцене и получить долю от призовых привлекла бы спонсоров, а значит, и проблема с плохими условиями и низкими зарплатами постепенно отпала бы. Но в Южной Америке ещё предстоит разобраться с внутренними проблемами. Каким бы большим ни было киберспортивное сообщество в регионе, оно не сможет повлиять на экономическое состояние стран, но некоторые вопросы в Dota 2 решить вполне реально — особенно при поддержке Valve. Владелец Midas Club предложил Valve помочь региону тремя способами.

Astini: «Во-первых, удостовериться, что слоты действительно достаются командам из конкретных регионов. Во-вторых, предоставить небольшие призовые для закрытых квалификаций. И в-третьих, заниматься развитием регионов по отдельности».

По мнению Астини, участие смешанных составов в отборочных для Южной Америки может принести больше вреда, чем пользы. Несмотря на то, что зарубежные игроки приносят необходимый опыт местным коллективам, они также забирают места на турнирах, а после возвращаются в родные регионы.

Призовые в квалификациях должны стать поощрением для команд, которые оказались в шаге от The International. Даже дополнительные несколько тысяч долларов позволят клубам дольше поддерживать игроков, а значит, лучше подготовиться к следующему сезону.

Последний пункт Астини объяснил очень подробно. С его точки зрения, Valve могла бы поспособствовать расширению аудитории Dota 2 в отдельных регионах без крупных вложений — достаточно было бы отвести одно объявление в главном меню игры для рекламы локальных турниров.

«В октябре пройдёт тот местный турнир в Бразилии. Почему я не вижу ни одного упоминания о нём, когда открываю Dota 2 в этом регионе? Да, конечно, он есть во вкладке “Смотреть”, но никто туда не полезет, чтобы узнать, что там в Бразилии происходит. Но представь, если ты живёшь здесь, заходишь в “Доту” и видишь объявление о турнире. Это бы расширило аудиторию этого чемпионата.

Пусть игроки из Бразилии видят такие объявления прямо в главном меню.
На их месте я бы почувствовал гордость за местную сцену и захотел бы поддержать эти команды или даже посетить следующий турнир. Valve определенно должна предоставить такую возможность».

Генеральный директор Valve Гейб Ньюэлл на сцене The International 2018
Генеральный директор Valve Гейб Ньюэлл на сцене The International 2018

Erlich указал на то, что Южной Америке не хватает руки Valve. При этом он добавил, что в бедах региона виноваты не разработчики, а сама местная структура киберспорта.

Erlich: «Возможно, если бы Valve больше внимания уделяла сцене, работала бы с местными организаторами турниров, создавала лиги, то что-то бы поменялось к лучшему. Но мы все прекрасно знаем, как разработчики занимались “Дотой” всё это время. По их мнению, лучше дать командам и всей системе в целом развиваться самостоятельно.

В Северной Америке, Китае и других регионах всё в порядке. Там есть профессионализм. Мне кажется, что Южную Америку заметили только недавно. И Valve в этом не виновата. Просто чтобы привлекать спонсоров, нужно предоставлять им необходимые условия».

Liposa и Bardo не согласились с Astini и высказались в пользу легионеров. По их мнению, местным игрокам по-прежнему нужно учиться и совершенствоваться, а тренировками внутри региона этого не добиться.

Liposa: «Дела пойдут лучше, если игроки из других регионов начнут приезжать в Южную Америку. Конечно, прогресс появится не сразу, но, на мой взгляд, это единственный путь к развитию».

Bardo: «Думаю, если бы у бывших профессиональных игроков была мотивация приезжать сюда, сцена начала бы развиваться. Никто из них не хочет нас тренировать. По крайней мере, мне так кажется».

В отличие от Erlich и Astini, Timado заявил, что Valve уже дала региону всё необходимое, поэтому теперь остаётся только ждать. Он добавил, что дела пойдут на лад, когда на сцене Dota 2 в Южной Америке сменится поколение и на место уже охладевших к соревнованиям старичков придут молодые таланты, готовые работать, а не просто играть.

Timado: «Если честно, я считаю, что Valve сделала достаточно. На мой взгляд, разработчики идут в верном направлении. Мне кажется, что скоро начнётся новый этап, когда старые игроки уйдут со сцены и придут новые. Мне кажется, что нужно только время. Все лучшие коллективы уже очень давно разъезжают по крупным турнирам, участвуют в TI. Составы из Южной Америки начали делать это всего год назад, поэтому нужно только время. На мой взгляд, не стоит пытаться что-то придумать. Лучше просто подождать. Люди будут играть, и кто-то начнёт относиться к “Доте” как к настоящей работе. Они же начнут действовать».

Читайте также

Комментарии