advertisement banner
i
C

Коренные перемены в сознании общества всегда сопровождаются скандалами. Чтобы наиболее консервативная часть человечества перестала косо смотреть на саму философию феминизма, должны были появиться радикальные представительницы движения и оттенить предшественниц. Держать руки при себе люди научились только после запуска волны #MeToo, которая в 2020-м c опозданием добралась и до киберспорта, а стримеры смогли повысить культуру общения только после того, как всех нарушителей забанили по три раза из-за новой политики Twitch — и ничего, привыкли.

Вопрос совершенно не в том, что массовые обвинения в домогательствах или тотальная прослушка стримов — это что-то хорошее. Местами это, конечно, перекос — отчаянная, а потому и гипертрофированная попытка ущемленной стороны изменить мир. Нередко уже после начала такие движения скатываются в откровенную травлю противоположной стороны, что вызывает в обществе обратную реакцию — и вместе эти две волны, ударяясь в общественную повестку, фиксируют её в новой, чуть более (но не слишком!) прогрессивной позиции.
TobiWan — кастер Dota 2, потерявший работу после обвинений в домогательствах. Фото: EPICENTER

Процесс выходит болезненным, но по итогу всё же толкает нашу цивилизацию вперед — ведь в корне большинство таких движений надеются изменить мир в лучшую сторону: актуализировать местные представления о морали или хотя бы обратить внимание общества на скрытые проблемы. Механика не нова. Я выбрал только самые запоминающиеся протесты последних лет для нашей индустрии и мира в целом, но когда-то тем же образом происходили коренные изменения в литературе и музыке (с эпатажной контркультурой, стремящейся сменить авторитетов) или даже в жизни общества (никто не отменял сексуальную революцию).

Но вот в игровой индустрии механизм почему-то сломался! После резонансного #GamerGate в 2014 году в комьюнити началось обсуждение актуальных проблем. Затронули всё — от дискриминации до сексуальной объективации женских персонажей. И пусть поводом для старта дискуссии послужил скандал, сама ситуация стала свидетельством того, что индустрия растет, развивается и выходит из тени.

 

В 2014 году игровой разработчик Эрон Гжони написал обличительный пост в адрес своей бывшей девушки Зои Куинн. По словам Гжони, она изменила ему с рядом журналистов, чтобы те поставили высокие оценки её игре Depression Quest. Блог разработчика привлек внимание СМИ и запустил в комьюнити дискуссию о дискриминации в игровой индустрии.

Однако он же привлек внимание пользователей 4chan и reddit, которые раскрыли в сети личные данные Зои Куинн, вынудили девушку переехать, а также прислали ей массу угроз. В процессе дискуссии сообщество разделилось на две части: одни отстаивали идею, что с дискриминацией и преследованием в сети нужно бороться, другие поддерживали праворадикальные взгляды и отрицали необходимость освещения проблем угнетения — они же прочно закрепили за противниками уничижительный ярлык Social Justice Warrior — «борец за социальную справедливость» или попросту СЖВ.


В период с 2000 по 2015 год портрет среднестатистического геймера постоянно менялся. За это время индустрия утратила нишевый статус и стала любимым развлечением людей с очень разными демографическими характеристиками — да и вне игрового сообщества к тому моменту как раз стали активнее говорить о проблемах угнетаемых (и да, с предыдущим словом кто-то может поспорить — это нормально) социальных групп. А потому ничего удивительного в том, что и архетип игрового героя стал меняться, нет. Другой вопрос, что вскоре в этом движении стали происходить откровенно абсурдные перегибы.

Стример Ninja с футболистом Неймаром. Фото: RedBull

Вместо борьбы за сценарное равноправие и корректное изображение персонажей — представителей меньшинств в играх, те, кого теперь принято называть SJW, начали до боли абсурдную войну с логикой. Для меня кульминацией этого процесса стала статья в Polygon, которая раскритиковала The Witcher 3 за отсутствие чернокожих персонажей. И ладно бы претензия была только к CD Projekt RED — ну, не добрался журналист до Сапковского. Но критик пошел дальше и разнес за это еще и все соседние медиа:

Таурик Муса
Таурик Муса:

«Почти все обзоры The Witcher 3, которые я читал, были написаны белыми мужчинами — отличными авторами, которых я уважаю. Но в игровых медиа, как и вообще в мире технологий, белые мужчины откровенно доминируют. Именно поэтому мы получаем сотни статей, критикующих плохую физику травы, но ни одного текста, задающегося вопросом о том, почему в мире игры совсем нет персонажей с другим цветом кожи».

Трудно спорить, это совершенно безумный взгляд на вещи, ставящий под удар и ту часть движения, которая ратует за инклюзивность. Мысль журналиста Polygon пошла вразрез с логикой: это уже не борьба за социальную справедливость (в лучшем смысле этого словосочетания), это охота на ведьм и попытка насильно прикрутить к произведению то, чему там попросту нет места.

Это удобная позиция. Она открывает перед каждым воином широкий простор для критики абсолютно любых игр, фильмов и книг, ведь в любом произведении уж кого-то да явно недорепрезентили, верно? Где-то не будет чернокожих, где-то — представителей ЛГБТК+. И пусть события игры проходят в фашистской Германии или загадочном бункере на Северном полюсе, в котором по сюжету выращивают арийцев, — хейт за отсутствие инклюзивности всё равно может настигнуть игру вопреки всякой логике, а автору критического опуса — принести пусть и пятиминутную, но всё-таки славу в сети.

Автор Polygon на охоте. Скриншот: Blood

Нет ничего удивительного в том, что такая «повесточка» вызвала обратную реакцию в обществе и привела к появлению очень сплоченной группы геймеров, которые стали отстаивать традиционные идеалы и, наоборот, противиться включению в игры любых ценностей, пропагандируемых SJW-движением. И вот до этого момента всё шло по плану: перегнули одни, перегнули другие — и мы вот-вот должны были достичь компромисса. Однако релиз The Last of Us Part II показал, что в индустрии что-то пошло не по плану.

Вместо того чтобы найти баланс, слегка подняв градус инклюзивности, но погнав вонючими тряпками всех, кто попросту хайпит на актуальной теме, мы почему-то развернулись на месте и стали воевать уже в обратную сторону.

Борьба против абсурда — это нормально и правильно. Например, я могу понять, почему комьюнити бросилось рыть траншеи после первых трейлеров Battlefield V — там на серьезную и по-прежнему болезненную тему войны натянули пёстрое политкорректное покрывало, прикрывшись инклюзивностью и намерением «сделать повеселее», а затем еще и вырезали из игры часть спорных новинок, таким образом признав свою неправоту.

Обложка Call of Duty 3

DICE наступила на всем уже опостылевшие грабли и попыталась включить в игру то, что попросту не могло там органично смотреться. И получила по заслугам! Едва ли шутер стали бы ругать за «повесточку», если бы тот придерживался духа серии и не пытался что-то в нём изменить. Вот только ирония в том, что такой — верный, с какой стороны ни смотри — путь и выбрала Naughty Dog при создании The Last of Us Part II, но всё равно взорвала комьюнити.

«Слабая мотивация персонажей», «сценарные дыры», «бессмысленная пустая история» — это, конечно, интересно, но будем объективны: на самом деле это рецензии о том, что игроков в Part II раздражает «повесточка» — ориентация Элли, наличие трансгендерного персонажа (которого добрая половина аудитории даже и не заметит) и, видимо, само существование Эбби. И всё бы ничего, но первая часть игры и DLC с подзаголовком Left Behind тоже поднимали социальные вопросы — и совершенно не травмировали хрупкую психику консервативной аудитории, потому что тогда сезон охоты на социально справедливых ведьм еще не открыли.

Однако с 2013 года в индустрии утекло много воды, а баланс так и не был найден — и теперь на смену SJW пришли анти-SJW, которые с тем же инфернальным упорством борются с несогласными, решительно наплевав на любую логику. Ситуация с The Last of Us Part II в этом плане, безусловно, кульминация абсурдного процесса, но уже далеко не первый подобный случай, ведь консервативные геймеры наконец с успехом освоили тактику «врага».

Из обзоров Life is Strange

Недавно геймеры раскритиковали CD Projekt RED за изменение логотипа в твиттере — компания добавила на него флаг в поддержку движения ЛГБТ. И часть людей кинулась отменять предзаказы Cyberpunk 2077! Под новостями о Spider-Man: Miles Morales нашлись критики, которые обвинили Insomniac в «игре на SJW-аудиторию» — вот только чернокожего Майлза Моралеса нарисовали в комиксах еще десять лет назад. Критики не добрались до источника... Хм, ничего не напоминает?

Еще раньше Blizzard критиковали за раскрытие ориентации Солдата-76 — и это в Overwatch, изначально созданной с прицелом на максимальную инклюзивность. Да что уж там — я видел, как Life is Strange 2 ругали за пропаганду SJW-идеалов, и едва ли можно найти что-то абсурднее.

В борьбе против сумасшедших проявлений SJW-идеологии в гейминге консервативная аудитория не заметила, как сама взяла вилы и факелы, превратившись в карикатуру на своего врага. Вместо того чтобы отстаивать свои идеалы и указывать индустрии на откровенные ошибки в логике, эти люди стали воевать вообще со всем, что не вписывается в их картину мира.

Mortal Kombat 11

Чернокожие персонажи? Проклятое #BlackLivesMatter! ЛГБТ в сюжете? У-у-ух, SJW! Женский герой не в обтягивающем трико? Прогнулись под феминисток, всё с вами ясно! Но это война с ветряными мельницами — консерваторы стали видеть нападки на свои убеждения и драгоценную ориентацию в каждом высказывании о насущных социальных проблемах. Как же так вышло, что игроки, которые когда-то смеялись над самой формулировкой «оскорбление чувств», теперь спрятались в своих зонах комфорта и стали клеймить врагами всех несогласных?

До сих пор дискуссия в игровом сообществе держалась в рамках приличий, но ситуация с The Last of Us Part II меня настораживает. Напоминаю, что перекос в одну сторону всегда вызывает противодействие толпы, и, вместо того чтобы наконец найти какой-то баланс, мы вновь раскачали этот повесточный маятник — куда его теперь принесет, не очень понятно.

Речь не идет о том, что все обязаны полюбить The Last of Us Part II. Видеоигры — это искусство и по определению не могут быть объективно оценены, поэтому если вы правда считаете игру худшей в истории, то флаг вам в руки. Но прямо сейчас каждому из нас стоит оглянуться и посмотреть, не держит ли он в руке вилы или горящий факел. Иначе однажды на этом сайте выйдет новость с заголовком:

«Игроки раскритиковали San Andreas: Remastered за цвет кожи Сиджея»

Комментарии