advertisement banner
i
C

Сейчас, как и десять или 15 лет назад, принято ругать игры, обвиняя их во всех смертных грехах современного общества. Мы часто пытаемся доказать обратное, рассказывая о научных исследованиях, виртуальных образовательных программах и прочих полезных инициативах, связывающих видеоигры и реальный мир. Однако в этот раз хочется отказаться от формального подхода и поговорить о том, почему мы вообще любим игры. Я расскажу свою историю о том, какую роль сыграла World of Warcraft в моей жизни — без красивых лозунгов и статистических данных. Наверняка похожие истории есть у многих читателей Cybersport.ru. Моя же началась одним субботним зимним днем в 2005 году, когда я учился в пятом классе.

Эй, хочешь, покажу, что такое WoW?

В тот день мы с друзьями в очередной раз пришли в местный компьютерный клуб, чтобы поиграть в «контру» и в Warcraft III «на развитие». Однако после первого часа наша компания неожиданно быстро распалась: кого-то домой позвала мама, а кто-то просто потерял энтузиазм. Так или иначе, нас с другом осталось двое, и мы никак не могли решить, чем себя занять — в чужие компании вступать не хотелось, а в одиночные игры из клуба заходить смысла мало. За соседним от меня компьютером сидел парень года на четыре старше, он безостановочно кидал фаерболы в динозавров. Несмотря на однотипность его действий, меня загипнотизировал этот процесс. Спустя какое-то время парень увидел, что я почти уткнулся головой в его монитор, и, вместо того чтобы отправить прилипшую «мелочь» куда подальше, предложил запустить игру самому. Как вы понимаете, той игрой была World of Warcraft. Парень зарегистрировал мне аккаунт — пароль, который он мне тогда создал, я использую до сих пор на всех учетных записях. 

В том компьютерном клубе я впервые запустил World of Warcraft, и мой орк чернокнижник сделал первый шаг в Азероте. Взятие каждого уровня было для меня маленькой победой. Я еще несколько раз ходил в компьютерный клуб — уже один, без друзей — и в итоге докачался до 11-го уровня. Через месяц на день рождения мне подарили новый компьютер, а вместе с ним и коробочку c World of Warcraft, которую я храню до сих пор. Для установки игры предназначались целых пять дисков, а на бокс-арте были изображены дворф охотник и красивая эльфийка. Тогда я понял, что в компьютерном клубе выбрал явно не ту фракцию, и переметнулся в Альянс, которому верно служу и по сей день. 

Последующие год-полтора я по чуть-чуть играл каждый вечер (не считая выходных и каникул), все-таки время за компьютером, когда ты учишься в пятом классе, крайне лимитировано. За это время я так и не достиг максимального уровня — мне куда больше нравилось создавать новых персонажей, чтобы оценить все классы, побегать по начальным зонам других рас и освоить разные профессии. Однако все изменилось в мае 2006 года. Мама принесла мне новый номер «Игромании», где на 204-й странице была статья: «World of Warcraft: The Burning Crusade. Эра “шестидесятников”». В ней автор рассказывал об особенностях первого грядущего дополнения в истории WoW, релиз которого должен был состояться в начале 2007 года. Я перечитал тот материал бесчисленное множество раз, а сам заголовок про «Эру шестидесятников» впечатался мне в голову на всю жизнь. Тогда я решил, что пришло время покорять новые высоты и наконец добраться до максимального уровня. И именно в The Burning Crusade мои часовые вечерние посиделки за компьютером сменились на более длительный и осознанный гейминг. Собственно, тогда и началось мое действительно серьезное увлечение играми, которое в итоге привело меня в эту индустрию.  

Я научился общаться с незнакомыми людьми

В детстве я не был закрытым ребенком и у меня хватало хороших друзей из школы, так что это не тот случай, когда онлайн-общение заменило реальную социализацию. Однако я жил в своем небольшом и уютном мирке. В летние лагеря я не ездил, а на футбол, в кино или компьютерные клубы ходил исключительно с друзьями, так что опыта выстраивания коммуникации с незнакомыми людьми практически не имел. 

В то время социальных сетей в моей жизни практически не существовало, не считая «ВКонтакте», где я флиртовал с девочками при помощи сообщений заборчиком на их стенах. Мой мирок ограничивался Москвой, а точнее одним районом, но с World of Warcraft границы этого мирка расширились. Азерот познакомил меня с десятками и сотнями людей из разных стран, разного возраста и разного уровня воспитанности. Причем игровой мир вынуждал с ними взаимодействовать и общаться. 

Если в актуальную World of Warcraft при желании можно играть как в синглплеер (если отказаться от условных ключей и рейдов и просто проходить сюжет, локалки и прочее), то в оригинальной версии даже прокачка без кооперации с другими пользователями была крайне проблематична. Чат в городах всегда был забит сообщениями: люди торговались, задавали вопросы, делились советами, обсуждали боссов и искали тиммейтов. 

Дарнас

Во времена «классики» я был абсолютным нубом, то есть ни о каких боссах еще не думал. Мои потребности были куда более простыми — мне нужно было золото, чтобы наконец прокачать новые скиллы за свою эльфийку разбойницу девятого уровня, а заодно починить артефакты. Когда финансовое положение моего персонажа стало совсем критическим, я отправился в забег по Дарнасу, выискивая русскоязычных высокоуровневых пользователей, у которых можно было бы выклянчить пару золотых. На крупный улов рассчитывать не приходилось (все-таки в Дарнасе не так много людей проводили время), и большинство игроков мне тактично отказывали. Но один случай я запомнил отлично. Я подбежал к гному магу 60-го уровня в крутой экипировке, и он оказался русским. В моей голове уже появились картины, как я наконец изучаю новый уровень «Удара в спину» и «наказываю» всех мобов в округе. Однако на мою просьбу об одном золотом гном ответил гневной тирадой, что такие, как я, — мусор Азерота и что я идиот, если не могу заработать сам. Скандалить я с ним не стал, но настроение, конечно, знатно испортилось. 

Погрустив минут 15 около банка на главной площади Дарнаса, я увидел воина 60-го уровня и решил, что последний раз попытаю удачу. Я начал со своего привычного обращения: «Привет, ты русский? Можешь немного помочь?». Воин ответил, что он украинец. В то время мои познания об Украине ограничивались сальными шутками из телевизионных программ. Так что, основываясь на четких стереотипах, я уже решил, что рассчитывать на этого парня не стоит. Однако спустя минуту воин добавил, что готов помочь. Он не только отсыпал мне десять золотых вместо одной монеты, что я просил, так еще и минут 20 давал советы по будущему выбору талантов, последовательности прохождения локаций для прокачки и прочим вещам. Помню, когда позже мама вернулась с работы, я побежал ей пересказывать этот случай, радостно восклицая: «Смотри, украинцы такие же, как мы, я сегодня познакомился с воином, и он такой крутой...».

Спустя время у меня отпала необходимость клянчить, хотя сильно в левелинге моя разбойница не продвинулась (она была только 16-го уровня). Я продолжал качаться на Темных берегах, где при выполнении задания познакомился с эльфом охотником. Он оказался точно таким же нубом, как и я, с той лишь разницей, что ему было 28 и у него были жена и ребенок. Разница в возрасте не помешала нам потом часами весело вместе сидеть на Темных берегах, периодически умирая от крупных медведей или большого пака призраков. Причем мы обсуждали не только саму игру, но и что-то общее, я жаловался на шестидневную учебу в школе, он — на свою работу, мы спорили о футбольных матчах и прочем. 

Темные берега

Вскоре Темные берега нам порядком наскучили, к тому же я помнил, что воин из Украины советовал отправиться в Красногорье и Темнолесье. Однако добраться туда с Калимдора было очень и очень сложно. Преодолев море на корабле, ты оказывался в Болотине, где мобы были 20-30-го уровня, причем они не стеснялись ходить прямо по дороге, так что пройти незамеченным было невозможно. Еще минут 40 чистого времени потребовалось бы на то, чтобы добраться в Штормград транзитом через Стальгорн, а уже оттуда — до заветного Красногорья. Мой новый товарищ тоже загорелся идеей совершить такой невероятный забег (все это пешком, без маунта). Однако мы решили, что вероятность успешно совершить это вдвоем будет ниже, чем если пойду только я, ведь у меня была невидимость, которая, конечно, не особо работала против врагов на 6–10 уровней выше, но все-таки оставляла какие-то шансы, а также способность Sprint, ускоряющая на 50% на 15 секунд. 

Мой друг-охотник снарядил меня в путь: дал часть своих зелий на здоровье, еды, сшил запасные штаны и нагрудник, чтобы я смог заменить сломавшуюся экипировку после очередной смерти. И вот я ступил на борт корабля, отплывающего в Болотину, а дальше… были два с лишним часа беготни и постоянных смертей. Однако это было весело, потому что я вел прямую текстовую трансляцию своего приключения охотнику. Я рассказывал о крупном скоплении орков, разбивших лагерь в горах, о более злых мурлоках, гигантских крокодилах, болотных чудовищах и драконах. Когда я наконец добрался до Красногорья и открыл точку полета, наша с ним переписка просто взорвалась от потока сообщений. Мы радовались, будто речь была про победу на Олимпийских играх. Позже я нашел мага, который помог телепортировать моего товарища в Штормград, и мы продолжили уже вместе осваивать Красногорье, а после него — Темнолесье. Спустя месяц мой друг написал, что заканчивает с World of Warcraft, так как со временем стало совсем туго. Он пожелал удачи в учебе и в покорении Азерота, и лишь тогда мы с ним распрощались. 

Болотина. Сколько раз моя разбойница погибла, пытаясь пробежать через эту локацию...
Болотина. Сколько раз моя разбойница погибла, пытаясь пробежать через эту локацию...

Приобретя наконец ездовое животное и начав ходить в подземелья, я вступил в свою первую гильдию. Ее самым высокоуровневым участником был паладин 57-го уровня, а все остальные были примерно 30-40-го. Вместе мы ходили в подземелья, выполняли групповые квесты, спасали друг друга от ордынских гангеров и просто общались в чате о жизни. В какой-то момент мы даже создали группу гильдии во «ВКонтакте». Мы добавили друг друга в друзья (один из членов той гильдии все еще есть в моем френдлисте), делились фотками, кто-то выкладывал свои арты, ребята постарше организовывали встречи и даже ездили вместе на шашлыки и в кино. Для меня такая активная социализация была чем-то новым и непривычным. Однако в World of Warcraft это происходило настолько естественно, что привычная зажатость и стеснение просто испарялись. Я начал абсолютно открыто и спокойно общаться с ребятами на десять лет старше и даже делать комплименты, пусть и немного детские и наивные, девушкам, годившимся мне в очень старшие сестры.  

Я начал изучать английский язык

Сразу скажу честно, что сейчас мои познания в английском весьма посредственные. Интервью у тех же разработчиков World of Warcraft полгода назад я брал с отрепетированными вопросами (со смешным акцентом) и трясущимися коленками. Однако весь тот запас знаний, что у меня все-таки присутствует, во многом был наработан именно в WoW. В школе на уроках английского мы чаще обсуждали семейную жизнь учительницы, нежели сам предмет, поэтому и особой необходимости и мотивации готовиться к занятиям у меня не было. А вот оригинальная World of Warcraft эту мотивацию подарила. 

До того как я узнал о существовании аддона Questhelper, помогающего с поиском необходимых целей для квестов, и русификатора, я был в Азероте словно слепой котенок. Иногда бывали случаи, когда на выполнение одного задания у меня уходил чуть ли не час. Ведь сначала необходимо было понять, чего вообще от тебя хотят, а потом определить, куда именно надо двигаться — в оригинальной WoW разработчики частенько отправляли геймера из одной зоны в другую, а там еще поди разберись, где спрятана та пещера, в которой растет нужный тебе мухомор. Поэтому мои приключения не обходились без англо-русского словаря. 

Сложнее всего было с квестами, которые выдавались в Штормграде. Их приходилось переводить полностью, так как интуитивно нельзя было понять, куда необходимо отправиться

Каждую неделю мой словарный запас увеличивался, пусть и наполнялся весьма специфической лексикой. Например, я отлично знал множество видов оружия на английском, географические термины, а также с десяток разновидностей выражений, которыми можно описать причинение другому человеку (или орку) физических увечий. Легче всего запоминались названия способностей, талантов и экипировки — они постоянно использовались и были на виду. Так что уже в пятом классе я знал такие словосочетания, как Cheap Shot и Slice and Dice. Правда, учительницу в школе мои успехи не особо вдохновляли, и на контрольных уже она самым подлым образом кромсала меня на кусочки. Следом пришло знание горных материалов и разновидностей тканей. Возможно, это не самый полезный словарный набор для того, кто мало что смыслит в английском, но это лучше, чем ничего. 

Куда эффективнее для моего изучения английского оказывались сложные квесты. Обычные задания по типу «собери десять клыков» и «убей 15 кабанов» довольно просты для восприятия — нужно лишь определиться, куда необходимо идти. Однако в оригинальной WoW, особенно при игре за Альянс, хватало более изобретательных квестов. В них иногда предстояло выполнить целую последовательность действий с использованием вспомогательных артефактов. Поэтому приходилось вручную переводить весь текст, чтобы не потерять какую-то важную деталь. 

Помимо того, что я учил английский, познавая мир, языковая практика нарабатывалась и за счет коммуникации. Пусть я и смог найти русскоязычных друзей и гильдию на своем сервере, но меня по-прежнему окружали прежде всего иностранцы. Поэтому пришлось быстро адаптироваться к сленгу, которого в World of Warcraft в десяток раз больше, чем в Dota 2 и CS:GO, вместе взятых. Баталии в Arathi Basin научили быстро координировать действия команды и давать информацию о перемещении соперника, а походы в «Монастырь Алого ордена» — обсуждать тактику убийства боссов и спорить из-за лута. К тому же комьюнити «классики» было настолько ламповым, что часто после прохождения совместного квеста или подземелья диалог с кем-нибудь из тиммейтов завязывался сам собой. И будучи скрытым за аватаром персонажа, я не стыдился сделать ошибку в грамматике, поэтому с интересом на ломаном английском расспрашивал людей об их странах. Да, знатоком в иностранном языке я так и не стал, но ту необходимую базу, которую можно отнести под определение Intermediate, я получил именно в Азероте. 

Я полюбил книги

У меня диплом об окончании магистратуры журфака (причем красный) и собственная мини-библиотека. Оттого сейчас забавно вспоминать, что до знакомства с World of Warcraft я всячески старался избегать любой литературы. В первом-втором классе я довольно активно читал, а потом мне это будто бы перестало нравиться, и следующие года три-четыре я открывал книгу только из-под палки. Ну или по сильной необходимости. 

Оригинальная World of Warcraft привлекала меня своей необъятностью — мне нравилось просто изучать зоны, находить необычные квесты, сложнодоступные места и так далее. Аддон The Burning Crusade изменил все — он вдохнул в эту вселенную сюжет и наполнил ее действующими персонажами. Иллидан, Майев, Кель'тас и другие герои, знакомые по Warcraft III, оказались вдруг совсем близко. Я не был знатоком лора Азерота, поэтому долго пытался вникнуть в происходящее, изучая все описания заданий и слушая диалоги. 

Кель'тас

Все началось в «Каражане», это был мой первый рейд в World of Warcraft. Пятница, на часах 20:00, запущенная Ventrilo и готовность показать согильдийцам всю боевую мощь моего ШП (перед выходом аддона я сменил класс и наконец взял заветный 60-й). И вот мы заходим во владения великого мага Медива. Для меня это была совершенно новая World of Warcraft, меня увлекало буквально всё — от общей атмосферы загадочного замка до непосредственных сражений с боссами, одно из которых происходит на сцене местного театра, где предстоит поучаствовать в одной из нескольких пьес. Однако самым ярким воспоминанием о «Каражане» для меня, как, наверное, и для большинства, стали шахматы — причем настоящая партия, пусть у фигур в виде воинов Альянса и Орды и появилось несколько умений. 

Ближе к двум часам ночи мы закончили рейд. Выключив компьютер и наконец улегшись в постель, я долго не мог заснуть. Я думал не о прогрессе своего персонажа или выпавших шмотках, а о многочисленных запутанных коридорах Каражана, порхающих волшебных метлах, маназмеях, шахматных фигурах, адском всаднике, призраках и винтовых лестницах, ведущих во всё новые и новые части этого таинственного замка. 

1/7 Каражан

Я исправно ходил в «Каражан» неделю за неделей. И не ради экипировки, а именно для того, чтобы вновь прикоснуться к истории великого Медива, ставшего безумцем. Мне хотелось получить еще больше информации о трагических событиях, случившихся в замке, и судьбе самого мага. И тут как в фильме — прогуливаясь с мамой по книжному магазину, я увидел полку с книгами по играм. Про Warcraft было три книги — мы купили их все. Одной из них оказался роман «Последний Страж», повествующий как раз о падении Медива и замке Каражан. Я проглотил эту книгу за два вечера. Сопоставляя события романа и свои подвиги в рейде, я приходил в восторг — пазл наконец собирался. 

Через пару недель я отправился на море. Чтобы не отрываться от мира WoW совсем на эти 14 дней, с собой в дорогу я взял две оставшиеся книги — «Повелитель кланов» и «Месть орков». И вновь на страницах оживали локации, в которых я бывал, или персонажи, о которых я слышал. Все это вызывало бурный восторг, который еще сильнее затягивал меня в книгу. «Повелителя кланов» я даже перечитал дважды — с одной стороны, мне очень уж не нравилась Орда, с другой, невозможно было не сопереживать Траллу. Книга позволяла еще сильнее разгуляться фантазии, придумать свои сюжеты, смешать их с увиденным в игре, добавить в описанные события собственного персонажа и так далее. Дочитав во второй раз «Повелителя кланов», я решил первым же делом по приезде купить следующие книги. 

Недавно я вновь купил «Повелителя кланов», так как моя книга из детства была потеряна где-то на даче

Вернувшись в Москву, я обнаружил, что в ближайших магазинах есть только эти три романа. Но без книги я тогда не ушел. К тому моменту меня уже увлекала не только возможность поближе познакомиться с миром WoW, открыв его потаенные страницы, но и сам процесс чтения, погружения в собственные мысли, фантазии и последующая рефлексия (хотя этого слова я тогда, конечно, не знал). Я начал с фантастических романов, которые были бы близки миру Азерота, — так я познакомился с «Плоским миром» Терри Пратчетта, следом были Стругацкие, а потом понеслось…

Впоследствии я иногда возвращался к романам по World of Warcraft. Они были для меня неким приятным десертом в мире чтения, к которым всегда можно было обратиться как к чему-то родному. И когда у меня бывают книжные застои, когда кажется, что просто невозможно найти следующую подходящую книгу, и все как будто неинтересно, я беру один из романов по WoW и получаю искреннее удовольствие от каждой страницы. 

Я понял, что такое ответственность

Когда ты становишься частью статика в гильдии, это, безусловно, учит тебя дисциплине. Ты заранее освобождаешь необходимые вечера для походов в рейды: улаживаешь все вопросы с родителями, заканчиваешь пораньше уроки и домашние обязательства, ужинаешь, после чего бежишь в игру, чтобы похожим образом подготовить и своего героя. Однако во времена The Burning Crusade мой персонаж знавал не так уж много рейдового контента — моя гильдия была заточена на PvP, сам я был, вероятно, не готов трайхардить по-серьезному, да к тому же представители моего класса были не в большом почете. Поэтому я ни разу так и не сразил Иллидана или Архимонда. 

Но все изменилось с выходом Wrath of the Lich King. Мама в подарок заказала мне коллекционное издание, которое пришло в день релиза, так что вместе со всем миром я бросился покорять Борейскую тундру. В этот раз я четко для себя решил, что постараюсь по-серьезному заняться PvE-контентом. Мой прист из бойца переквалифицировался в лекаря и прочно занял место в статике на 25 человек. И тут мир для меня перевернулся. На ШП я обычно играл довольно расслабленно, не изучал заранее тактику, не всегда заботился о том, чтобы запастись химией, да и в выборе предметов был довольно неразборчив. В конце концов, что страшного случится, если из-за этого я один раз умру на боссе или нанесу чуть меньше урона? 

Борейская тундра

Геймплей на лекаре стал для меня проверкой на стрессоустойчивость. В ожесточенных и затянутых сражениях у меня в прямом смысле потели ладони и тряслись коленки, а футболку после рейда можно было сразу закидывать в стирку. Я понимал, что любая моя ошибка могла привести к вайпу всего рейда. Мне пришлось изучать десятки гайдов, роликов на YouTube и постов на форумах, чтобы понять, как эффективно действовать в рейде, как поддерживать ману в затянувшихся драках (в ветке «Дисциплина» мне это тогда казалось невыполнимой миссией). Поэтому игра за хилера очень быстро начала превращаться в настоящую работу, к которой я готовился ответственно и основательно. 

Кто-то может возразить — но разве школа не учит тому же? Не совсем. Любая контрольная или экзамен в школе — это всегда твоя личная ответственность, твои ошибки или неудачи отражаются только на тебе. Не подготовил пересказ — ну и ладно, в следующий раз расскажу на пять. В рейде от тебя зависят еще 24 человека, которые, как и ты, жертвуют своими силами и временем. Это дает понимание, что порой в жизни твоя лень и невнимательность могут ударить не только по тебе, но и по окружающим. В 13 лет, когда ты еще не работаешь и в комфорте живешь за счет мамы, это идея становится чем-то очень отрезвляющим. Причем в случае с WoW ты не можешь просто испариться, кинув всех в ЧС и замьютив, как это происходит в Dota 2 или CS:GO. Ты понимаешь, что подводишь людей, с которыми пусть и не лично, но знаком и поддерживаешь контакт. 

Ануб'арак — последний босс «Испытания крестоносца»

Последнее, кстати, в том числе научило меня принимать свои ошибки и уметь извиняться, а не прятать голову в песок. Однажды мы начали осваивать рейд «Испытание крестоносца». Не без проблем и вайпов, но мы дошли до Ануб’арака. Нам понадобилось несколько попыток, чтобы все бойцы адаптировались ко второй фазе и перестали хоронить тиммейтов, подставляя их под настигающие шипы. За неудачными траями я не заметил, как время на часах перевалило за полночь. В тот день я мало спал и подошел к рейду уже несколько сонным, поэтому с каждой минутой глаза слипались все сильнее. Перед очередным траем босса, который по общему ощущению должен был стать успешным, лидер гильдии объявил пятиминутный перекур. Я снял наушники, задумался о чем-то вечном и… уснул. Следующие мое воспоминание — я отрываю голову от клавиатуры и вижу загрузочный экран WoW. Меня уже давно выкинуло с сервера, и я с непониманием взирал на летающую Синдрагосу рядом с графой «Имя аккаунта». На телефоне было семь пропущенных от одноклассника, который ходил с нами в рейд, а во «ВКонтакте» — пара десятков сообщений от тиммейтов. Как я узнал на следующие утро, моя гильдия в течение 40 минут пыталась разбудить меня: они пели песни в Ventrilo, закидывали меня сообщениями и даже звонили на телефон. Биться с Ануб’араком без меня они не стали, так что первый наш поход в «Испытание крестоносца» оказался провальным из-за заснувшего лекаря. 

Признаюсь, на следующий день было крайне неловко даже заходить в игру — появлялись мысли придумать дешевые оправдания про проблемы с электричеством или светом. Однако я понимал, что действительно подвел людей, которые верили в меня и долго ждали, и единственным честным поступком по отношению к ним будет рассказать все как есть. В итоге я остался в гильдии и в составе статика, а эту историю мы до конца дополнения вспоминали со смехом (да и сейчас я люблю ее вспомнить и в сотый раз пересказать малознакомым людям в баре или на вечеринке). 

В конце статьи не будет какого-то морализаторства или выводов — мол, посмотрите, как полезны видеоигры. В наших отношениях с WoW были взлеты и падения. Я несколько раз уходил из Азерота, обвиняя его в том, что он пожирает мое время, мешает отношениям с девушками, здоровому ночному сну и так далее. А где-то в 2011 году я окончательно хлопнул дверью и удалил игру (наш разрыв продлился более восьми лет). Однако чем старше я становился, тем с большей теплотой вспоминал время, проведенное в Азероте, особенно 2007 год. Я часто задумывался: если бы была возможность отмотать время и прожить тот период по-другому, обошел бы я стороной World of Warcraft? Ответ на этот вопрос — нет. World of Warcraft помогла формированию моей личности и от многого уберегла. Как минимум я благополучно пропустил стадию фанатизма по эмо-року и «Блейзеру» в подъездах. WoW не заменила мне друзей, родителей и другие увлечения, но она подарила мне множество чудесных моментов, которые спустя 15 лет я помню во всех подробностях и которые сделали меня тем, кем я стал. 

Комментарии