advertisement banner
i
C

Британский таблоид написал о зависимом от Fortnite подростке. Похоже, родителям заплатили за историю

31 июля в Daily Mirror опубликовали статью о британском подростке Карле Томпсоне, который увлекался Fortnite. Авторы утверждают, что он проводил за игрой по 12 часов подряд, из-за чего начал употреблять наркотики, влез в долги и предпринял попытку суицида. Материал раскритиковали фанаты Fortnite и даже журналист Mirror — а Eurogamer обнаружил, что историю для статьи могли выдумать за деньги. Рассказываем о публикации и фактах, которые ставят её под сомнение.

Большую часть материала 17-летний Карл рассуждает о губительности Fortnite для него и для всех подростков. Он говорит, что «королевская битва» слишком затягивает, поскольку после каждой победы хочется запустить следующий матч. Томпсон добавляет, что пользователи продолжают играть, потому что желают продвинуться по ладдеру и получить больше наград.

Подросток вспоминает, что начал прогуливать колледж, так как проводил за компьютером всю ночь 3-4 раза в неделю. Он очень уставал, и тогда товарищи предложили выход: «Я всегда был против наркотиков, но мне хотелось лишь играть в Fortnite ещё больше, и амфетамин показался единственным вариантом». Дальше парень приводит типичные симптомы наркозависимости: не хочется есть, не получается прожить день без дозы, трудно сконцентрироваться.

Томпсон рассказал, что попробовал покончить жизнь самоубийством в апреле 2018 года. Он собирался выпрыгнуть из окна четвёртого этажа, но отец схватил его за шею и вернул обратно в комнату.

Родители не знали о проблемах сына до попытки суицида, пишет Daily Mirror. Отец парня Роб утверждает, что он даже не слышал о Fortnite и не догадывался, как она может повлиять на Карла. При этом Роб уверенно критикует игру: «Fortnite очень разрушительна и вызывает сильное привыкание. Дело в том, что она выглядит так невинно и весело, заманивает вас — и потом уже не выбраться». Мама мальчика Кэрол высказывается в том же ключе: «Не важно, богатый вы или бедный… Игра засасывает вас и ломает жизнь».

В результате мальчик бросил Fortnite и начал работать с психологом. Он рассказывает, что вновь занялся крикетом и стал готовиться к экзаменам. «Всё, что произошло со мной, кажется кошмарным сном», — заключает Томпсон.  

Материал Daily Mirror раскритиковали за многочисленные ошибки. Например, авторы приводят некорректную цитату Томпсона о матчмейкинге. Он сказал, что пользователи попадают в следующую игру сразу после смерти — это не так. В статье утверждается, что подросток воровал деньги у родителей, чтобы покупать «новое оружие и апгрейды». Но в Fortnite: Battle Royale нет микротранзакций, которые влияют на геймплей — и Epic Games не выпускает скины на оружие. Кроме того, авторы совершенно не раскрыли тему предполагаемых долгов Томпсона — лишь упомянули их в подводке.

Статью осудил журналист игровой секции на сайте Mirror Райан Браун. Он назвал текст «полной ерундой» и пожаловался, что в издательстве не посоветовались с онлайн-авторами по поводу статьи. «Нет смысла освещать игры, если мы будем публиковать такое в печатной версии», — написал Браун в твиттере. Авторами газетного материала обозначены Риан Любин и Мэттью Барбор. Оба специализируются на других темах, однако 25 мая Любин написал заметку о страхах, которые вызывают у родителей детское увлечение играми.

Бывший продюсер канала Eurogamer на YouTube Крис Братт вспомнил попытку подлога со стороны Барбора. Журналисты в Великобритании пользуются сервисами, которые помогают им найти спикеров и примеры для лонгридов. На одном из таких порталов — ResponseSource — Братт увидел заявку: £100 за историю о зависимости от Pokémon Go. Её оставил фрилансер Мэттью Барбор, который готовил материал для таблоида The Sun. Он даже предложил несколько потенциальных симптомов: дефицит сна, проблемы на работе, разлад в личной жизни.

Братт откликнулся и выдумал историю о том, как мобильная игра разрушила его брак. Он написал «самую нелепую сказку, какую только мог придумать». Его жена якобы начала отдаляться от него, поскольку стала ловить покемонов с коллегой. На следующий день Барбор позвонил продюсеру и попросил дать интервью. Журналист распознал, что некоторые детали приукрашены, но для него это «не имело значения». Потом он всё-таки отказался делать материал: Братт не согласился, чтобы Джесси тоже высказалась о ситуации — и чтобы в статье написали, будто они развелись.

Барбора несколько раз уличали в попытках получить скандальные истории за деньги. В 2013 году он искал заболевших раком от татуировок, в 2015-м — пациентов, которые страдают из-за забастовки младших врачей.

Главный редактор Eurogamer Уэсли Йин-Пул получил информацию, согласно которой Мэттью Барбор заказал и историю про Fortnite. Анонимный источник передал ему письмо, которое ResponseSource рассылал потенциальным исполнителям. Барбор искал семью, в которой ребёнок стал зависимым от игры Epic Games. Ему требовалась «максимально сильная» ситуация. Журналист был готов заплатить £300 и упомянуть клинику или врача, которые выявили проблему. При этом игровая зависимость на тот момент ещё не вошла в Международную классификацию болезней от Всемирной организации здравоохранения.

Йин-Пул расспросил Барбора о несостыковках в статье для Daily Mirror и уточнил, предлагался ли родителям гонорар. Тот поинтересовался, заплатят ли ему за ответы. Материнская компания Mirror, Reach, проигнорировала вопросы. Психолог Стив Поп тоже не стал комментировать ситуацию. Зато выяснилось, что он регулярно рассуждает об игровой зависимости на британском ТВ — и лечит от неё в своей клинике.

Главный редактор Eurogamer подчёркивает: у него нет доказательств, что статью для Daily Mirror сфабриковали. Он лишь обращает внимание на мотивацию сторон: любителя игровых сенсаций Барбора, специалиста по ещё не признанной болезни Попа и родителей подростка.

Ссылки по теме

ВОЗ внесла игровую зависимость в перечень болезней
0
«Настоящая зависимость, из которой сложно вытащить». Как Первый канал смешал Папича, лутбоксы и рулетки
0
$20 в час. Зачем американские родители нанимают детям репетиторов по Fortnite
0

Комментарии