advertisement banner
i
C

В ночь на 17 сентября Valve назвала кастеров, которые будут работать на The International 10 (2021). Всего в список вошли 28 русскоязычных комментаторов, аналитиков и ведущих. Впервые с момента появления студии аналитики в рамках TI инвайт на главный турнир года по Dota 2 не получил Иван Faker Дёмкин. Мы поговорили с ним об этом решении Valve, обсудили особенности ведения официальных эфиров, повспоминали «ламповый» TI4 и узнали о его дальнейших планах. Кто из аналитиков действительно мог «поддушить» в студии? Чем Дёмкину было бы интересно заниматься помимо киберспорта? И о чем надо задуматься людям, которые любят оставлять гневные комментарии? Ответы на эти и многие другие вопросы — в нашем интервью.

— Последний турнир, на котором ты работал, был месяц назад. Расскажи, чем ты занимался с тех пор? 

— Кроме стримов особо ничем не занимаюсь. У меня есть свой проект на Twitch, который мы сейчас готовим, — четвертый сезон HPG [игровой ивент Home Price Gauntlet — прим. ред.]. А так я, по сути, дома сижу, ничего не делаю. Я такой человек, которому не особо нужны какие-то активности для того, чтобы не скучать. Могу просто спать, сидеть за компьютером, и все. 

— Какие планы на TI — ты будешь вести пиратский стрим или поедешь в Бухарест как зритель?

— Нет, в Бухарест точно не поеду. Я и так уже побывал на семи TI — шесть в качестве ведущего и еще один в роли журналиста. На самом деле мне, как человеку, который работает в этой сфере уже почти десять лет, уже не так интересно быть зрителем. Мне интересно именно работать на мероприятиях. Я помню последний EPICENTER, на который я приезжал в качестве зрителя, — я ходил и не знал, чем себя занять. Потому что, когда ты работаешь, это прикольно и весело, ты в процессе и атмосфере всего этого варишься. А когда ты просто зритель… Я поймал себя на мысли, что мне это не так нравится и не так заходит. 

EPICENTER Major

По поводу пиратской трансляции — не знаю. Там что-то NS планировал. Может, я бы к нему поехал в Москву. Но сейчас это сложно, ведь в Украине сейчас ухудшение ситуации с пандемией, поэтому не знаю, насколько будет рационально сейчас куда-то уезжать. Сам пиратить я точно не планирую. 

— Ты сказал, что тебе не очень интересно быть зрителем на турнире. А просто смотреть The International собираешься?

— Безусловно, The International я буду смотреть. Если я не поеду к NS или не буду сам пиратить — это не значит, что я пропущу TI. Это самое крупное событие в мире «Доты» за два года, и, конечно, я уже жду это мероприятие. Поэтому 100% буду за ним наблюдать. 

— Давай вспомним TI4, когда впервые появилась русскоязычная студия аналитики. Можешь рассказать о своих эмоциях, когда ты узнал, что будешь в этом участвовать? 

— До того как произошла встряска и разделение студий, по факту можно сказать, что v1lat отбирал людей для The International примерно до TI6. По крайней мере, он был советником в этих вопросах. На TI4, учитывая, что мы месяц освещали квалификации, там почти не стоял вопрос, поеду я или нет. Было понятно, что раз я работаю на отборочных, то окажусь и на самом TI. 

Неожиданностью было приглашение на The International 2013. Я работал на Prodota, и просто в какой-то момент на одном из афтепати StarLadder ко мне подошел v1lat и сказал: «Хочешь поехать на TI?». Я ответил: «Конечно, что за вопрос такой?». V1lat объяснил, что им необходим был журналист, я тогда как раз был одним из немногих, кто делал интервьюшки. И вот через какое-то время мне написала Valve. Поэтому самые яркие эмоции были на TI3, когда я впервые получил инвайт. 

— А было ли волнение на TI4, когда ты впервые входил в прямой эфир на турнире такого уровня?

— Нет, на TI4 не было нервозности, куда сложнее выступать вживую перед своей аудиторией. На TI ты сидел и просто на камеру работал, у тебя не было зрителей, которые тебя слышат вживую. Я, наверное, больше всего нервничал на киевском мейджоре 2017 года. Это был самый значимый турнир, который мне приходилось проводить для своей аудитории в родных стенах. Я помню, что меня на последний день аж потряхивало. Особенно учитывая, что состав аналитики на финальный день был несколько иной, а не тот, с которым я обычно привык работать. Тогда в аналитике сидели XBOCT, Dendi, ArtStyle и Lost — c Dendi и ArtStyle я тогда в первый раз работал. Поэтому была определенная нервозность, так как хотелось, чтобы зрители получили качественный контент с участниками бывшего «золотого» состава NAVI. 

Финал Kiev Major 2017

А так на TI у меня до седьмого или восьмого было две ситуации, когда меня немного трясло, — на тему того, как я начну открытие плей-офф The International и как завершу турнир. Вот это два момента, насчет которых я больше всего переживал. Поэтому я очень серьезно подбирал первые слова для начала эфира в плей-офф и завершающие реплики по окончании турнира, чтобы у зрителей остались приятные впечатления от чемпионата. А так ты быстро входишь в колею и работаешь дальше по кайфу. 

— Ты заранее заучивал эти заготовки для открытия и прощания на TI?

— Самую первую вступительную речь я всегда записывал и заучивал потом — буквально предложений шесть-семь. Я их проговаривал, подбирал правильную подачу, эмоции и так далее. А в целом у меня нет заготовок. Я в свое время думал, что стоит придумывать заранее некоторые подводки, а потом решил, что это не нужно. Я понимаю, что есть Крупнов [NotInMyHouse], который готовит подводки, и все потом хайпят их. Но блин, человек что, только из подводок состоит? Я просто не придаю им такого значения, поэтому особо не готовлю что-то подобное. 

— Вернемся к TI4. Тогда в студии была милая ламповая атмосфера, полюбившаяся многим. Кто-то выбирал подобный формат или это получилось стихийно? 

— Да никто не выбирал. У нас, по сути, студия аналитики была только один раз — на девятом сезоне StarLadder, — в которой участвовали NS, Smile и Lost. А на TI4 мы поехали с Solo и Dread, и еще должен был быть Nexus, но ему визу не дали. После к нам присоединились NS и Smile, которые благополучно вылетели из Wild Card. Мы приехали туда без какого-либо понимания того, что нам нужно делать. Нам просто поставили парту и сказали: «Вот ваша студия аналитики, дерзайте». 

Учитывая, что началось все с группового этапа, который представлял собой игры в отеле, а это, в свою очередь, включает в себя паузы по 40-50 минут, мы банально уходили в дебри какого-то отвлеченного общения. К тому же нам никто не говорил, когда начнется следующий матч, а эфир нужно было вести. При этом действительно не было понятно, чего от нас требует Valve. Опыта работы в студии аналитики у Solo и Dread не было вообще, поэтому они вели себя как на собственном стриме. Да, нас и особо никто не пытался утихомирить. Можно считать, что студия аналитики TI4 — аналог современной пиратской трансляции. 

На TI4 в отеле был балкон, который оккупировали ребята из СНГ — команды, стафф и так далее. Мы каждый день там все пересекались. И вот на второй или третий день ко мне там подошел v1lat и сказал, что мы хренью какой-то занимаемся и слишком вольно себя ведем. Я у него спросил: «А как надо?». На стадии плей-офф уже было чуть серьезнее, но все равно это было далеко от профессионализма. Профессионализм начал появляться уже на следующих TI, а на четвертом была та самая ламповость, которая всем зашла, хотя, конечно, это было несерьезно абсолютно. 

Студия аналитики TI4

— Во времена TI4 подобные фривольные эфиры считались ламповыми и всем очень заходили. Сейчас нечто подобное на официальной трансляции назовут клоунадой и раскритикуют. В чем разница — пропала искренность и шарм самих участников эфиров или изменились запросы аудитории?

— Мне кажется, появилось больше медиаресурсов, на которых могут выступить недовольные люди. Раньше было непонятно, откуда эту информацию брать. К тому же лица, которые в 2014 году смотрелись свежо, в 2021-м уже откровенно приелись. И ротация кадров идет не настолько активно. Поэтому люди чаще высказывают свое недовольство, чем радуются и поощряют какие-то вещи. И если ты говоришь о таком же формате в 2021-м, то я не думаю, что все посчитают это клоунадой — некоторые крайне положительно отзовутся о таком формате. 

Мне кажется, люди сейчас стали хотеть куда большего, но непонятно, по какой причине. Возможно, это из-за осознания, что киберспорт растет, и вместе с ним должны расти и люди, которые его освещают. Ну, может быть, они и правы, но мне непонятно, почему людям что-то нравилось несколько лет назад, а сейчас не нравится. Единственное объяснение — это взросление нового поколения, которое не так давно пришло в киберспорт, у него другие запросы и требования. Или же просто пресыщение: какой-то формат людям надоел, и они хотят чего-то нового. Но они должны понимать, что невозможно в условиях нашей работы всегда придумывать что-то новое. Разумеется, что формат так или иначе будет какой-то один и нельзя избежать повторов. Мы же не фэнтезийную книгу пишем с драконами, монстрами и магией, чтобы у нас была возможность придумывать каждый раз новые сюжетные линии. Мы работаем в студии освещения «Доты», которая меняется от патча к патчу, а сама студия не может так измениться, если не брать декорации и прочее. 

— А как ты сам изменился за это время, проведенное в индустрии?

— Я стал взрослее на девять лет и на многие вещи по-другому смотрю. В 2012-2013 годах я видел киберспорт как карьеру на ближайшие лет десять. Теперь же эти десять лет как раз подходят к концу, и я начинаю думать о том, что же дальше. Я не говорю, что в ближайшее время уйду из киберспорта. Просто понятное дело, что далеко не те эмоции получается испытать на рядовых турнирах по сравнению с теми, какие испытывал раньше. The International остаётся The International, и на него ты всегда едешь с невероятным воодушевлением, вдохновением и мотивацией к работе. Потому что это главное событие, которое всегда феерично выглядит и в плане организации, и с точки зрения самих матчей, накала, интриг страстей и всего-всего. А вот совсем рядовые турниры уже в рутину превращаются. В этом основное изменение. Может быть, хотелось бы работать на меньшем количестве турниров, но не из-за лени, а именно потому, что хочется через эфиры передавать и свою заинтересованность в происходящем. Какую-то натужную заинтересованность зритель легко может разглядеть. 

Faker

Я не буду юлить. Когда ты смотришь групповой этап DPC, в котором команды месятся 40 дней, а потом еще один такой же сезон — ну, блин, это реально не так интересно. Конечно, я стараюсь выполнять свою работу качественно и хорошо, но интереса не так много. Мейджоры — круто, что сингапурский, что киевский. Даже несмотря на то, что не было зрителей, это было очень интересно, и мотивации отработать мероприятие на высшем уровне было хоть отбавляй. 

— О чем-то похожем в свое время говорил NS, когда уходил из RuHub…

— Может быть, я не настолько критично к этому отношусь, как он, это все-таки моя работа. Я пока не вижу альтернативной занятости, то есть я не ищу пока себя в других направлениях. У меня есть какие-то интересы вне киберспорта, но я пока не превращаю их в продолжение своей карьеры по жизни. Что касается NS, если бы он не понял, что на собственном стриме можно зарабатывать столько же или даже больше и при этом комментировать только те матчи, которые тебе хочется, возможно, он бы и не ушел. Я это, конечно, не утверждаю. NS вообще всегда был человеком с собственным мнением, которое он не стеснялся высказывать, — это его отличительное качество. Я с ним сколько работал, он мог очень критически высказаться по какому-то поводу, и все было нормально. 

Я более спокойно к этому всему отношусь. Я понимаю, что моей студии бы этого не хотелось, но я бы хотел, чтобы в следующем сезоне и у RuHub появились какие-нибудь DPC популярных регионов — Европы или СНГ. 

— Для конкуренции? 

— Чтобы заинтересованность и наша, и их была выше. Я уверен сейчас, что сотрудники RuHub, если в следующем сезоне получат Европу или СНГ, будут невероятно мотивированы показать себя с наилучшей стороны. Возможно, немногие даже в курсе, что RuHub весь сезон кастила Северную и Южную Америку, но её стримы смотрело по тысяче человек. В такой ситуации руки могут у любого сотрудника опуститься, когда ты работаешь на косарь людей в 2021 году. Так что, думаю, это будет полезно всем. И нам не придется одно и то же смотреть, и появится желание проявить себя лучше других. 

— Ты упоминал, что у тебя есть интересы вне киберспорта, но пока они на уровне хобби и ты еще не готов их сделать продолжением карьеры. Можешь поподробнее рассказать о них?

— Я упоминал, что сейчас занимаюсь HPG — ивентом на Twitch, в рамках которого стримеры проходят игры и соревнуются друг с другом. Я этот формат все улучшал и улучшал, и в третьем сезоне это все превратилось в настольную игру на сайте со своими историями, лором, развитием персонажа и прочим. Мне кажется, это интересная движуха. Четвертый сезон у нас будет чуть ли не полноценной игрой в виде отдельной программы. И я вообще хотел бы рано или поздно уйти в геймдев в качестве сценариста — мне кажется, у меня неплохо с фантазией для этого. Я очень много игр прошел и много повидал, и мне кажется, у меня есть какие-то идеи, которые я так или иначе в киберспорте реализовывал, думаю, могу что-то интересное создать и для геймдева. Понятное дело, я полный профан в техническом плане, но я могу писать, возможно, это будет востребовано. Я хочу сделать игру. Я с людьми, которые занимаются HPG, в следующем году начну делать игру. Надеюсь, получится. 

— Какой была бы игра твоей мечты?

— Игру мечты я вижу как GTA в странах СНГ — в сеттинге девяностых и нулевых. Это игра моей мечты, которая вряд ли когда-то появится на свет. Все-таки разработчиков в СНГ много, и, полагаю, неспроста подобной игры не появилось раньше. Хотя, на мой взгляд, это было бы очень интересно — разборки банд в девяностые и прочее. Другое дело, что это было бы неинтересно зарубежному пользователю.  

А та игра, которую мы собираемся начать делать в следующем году, — одиночная игра, которая никак не относится к киберспорту. Это не экшен и не платформер, фокус будет на медитативном сольном прохождении. 

— Перейдем к The International 2021. Ты писал, что не знаешь конкретной причины, почему не получил инвайт. А как ты сам себе объясняешь это решение Valve: желанием изменить формат аналитики или добавить новых лиц в студию? 

— Не знаю, если бы Valve хотела кардинально изменить формат, то мы бы половину из кастеров, которые получили инвайты, не увидели. Поэтому не думаю, что причина в этом. Меня просто не позвали — у меня нет ни малейшей догадки, почему так произошло. Это уникальная история, потому что на самом деле насчет инвайта на этот TI я переживал меньше всего. Учитывая тот объем работы, который был у нас в этом сезоне, я был уверен, что получу инвайт. Я, например, немного переживал насчет приглашения на TI9, потому что тогда было четыре активных ведущих — тогда о себе заявили Olsior и NotInMyHouse. Я понимал, что четыре слота для ведущих не дадут, и гадал, кто останется за бортом. Тогда позвали трех, и меня в том числе. В этом сезоне NotInMyHouse вообще ушел до старта DPC, поэтому я был уверен, что все схвачено и летом-осенью я поеду на TI. 

NotInMyHouse

Закончились квалификации, и я начал узнавать у коллег, пришли ли кому инвайты. Сначала ни у кого их не было. Я узнавал с периодичностью раз в две недели. И вот в очередной раз интересуюсь, а мне говорят: «Так неделю назад еще пришли». Я подумал, может, приглашения в несколько волн отправляют, как уже было. Написал куратору из Valve, который работал с нами на прошлом TI, а он ответил, что все приглашения уже отправлены, новых не будет: «Надеемся посотрудничать в следующий раз — слишком много талантов и слишком мало мест». И все — никакой причины или объяснения. С одной стороны, это и не нужно, ведь Valve никого не обязана звать, это ее мероприятие, поэтому компания может приглашать кого вздумается. С другой стороны, ты думаешь: «Блин, это же чемпионат мира, я работал ради него». 

Никто не будет юлить: практически каждый игрок мечтает выступить на TI, а каждый кастер — осветить этот турнир. Поэтому ты сидишь и думаешь: «Блин, это частная история, и Valve может звать кого хочет». Но потом: «Нет, должны звать не кого хотят, а того, кто заслужил». Но понятное дело, что твои хотелки — исключительно твои проблемы. 

— Ты еще писал, что «сделаешь все, чтобы этого не повторилось». Что ты под этим подразумевал? 

— Не знаю, может быть, поработаю над собой — постараюсь вернуть себе былую мотивацию и проявить себя с наилучшей стороны на грядущих турнирах. Мне просто очень любопытно — заключается ли истинная причина отсутствия инвайта в каких-то профессиональных качествах? Может быть, причина в том, что я по каким-то параметрам недотягиваю? Конечно, если зайти в комментарии под любой новостью на Cybersport.ru — да, там тебе сразу объяснят, что ты никто и звать тебя никак. Но субъективно, мне кажется, я не уступаю многим кастерам и могу претендовать на инвайт. Я постараюсь провести отличный сезон, чтобы посмотреть, будет ли это достаточной причиной для Valve, чтобы меня позвать. Хочу проявить себя с наилучшей стороны и выжать из себя максимум. И если этого не хватит, чтобы получить инвайт на следующий TI, то я буду делать определенные выводы. 

Я пытался проанализировать произошедшее. Конечно, когда ты получаешь инвайты семь лет подряд и не получаешь на восьмой, то подсознательно пытаешься найти причину во всем: может, я сделал что-то не так на самом TI в прошлый раз, может, я где-то плохо отработал. Но единственное, что могу вспомнить, — это как я в Шанхае на TI пропустил один день из-за отравления. Я первые полдня не мог выйти из номера, потом чуть полегчало, я поехал в студию. А там на меня люди посмотрели — а я весь бледный, — и сказали: «Ты чего, разворачивайся, езжай восстанавливаться». И вот я пропустил одно или два bo3. Это единственный мой факап, который был на прошлом TI, но вряд ли же из-за этого я не получил инвайт. 

The International 2019

Поэтому в следующем сезоне я выложусь на максимум, и посмотрим, что будет. Все-таки The International — особая история. Вот NS написал, что ему пофиг, CaspeRRR сказал, что легко перенес, а я очень расстроился. Я всегда TI жду и хочу на нем отработать, это главное событие. Это, по сути, то, ради чего я работаю целый сезон. Показательно, что даже самые ярые хейтеры, которых я встречал на форуме и в комментариях, писали после TI9, что «от меня даже не тошнило». А это самая большая похвала от людей, которые на протяжении сезона писали, что я мусор. NS, может быть, действительно не расстроился, а CaspeRRR, как мне кажется, юлит, говоря, что ему не обидно. Мне очень обидно было…

— Раз ты вспомнил про хейт в комментариях, можешь ли ты вспомнить ситуацию, когда конструктивная критика зрителей помогла тебе исправить какой-нибудь косяк в своей работе?

— Конструктивной критики, на самом деле, достаточно. Проблема в том, что люди ее преподносят в настолько вольном формате, что ее тяжело воспринимать по-человечески. Например, вот ты делаешь какую-нибудь работу, и к тебе приходит начальник и говорит: «В принципе, не так плохо, но если исправить это, вот это и вот то, будет вообще нормально». И ты к этому прислушиваешься. А теперь представь, что начальник говорит: «Ну ты и говно, конечно, вот эту фигню переделай, потому что это полный кал». И тут ты уже совершенно иначе будешь реагировать. Так и у нас: с чего ты считаешь, что можешь писать мне в подобном ключе? Поэтому да, конструктив, несомненно, присутствует, но он теряется за негативом и прямыми оскорблениями, из-за чего ты перестаешь его замечать. Ведь чтобы отфильтровать важный и нужный фидбэк, тебе приходится перечитывать тонну говна. 

Обратил внимание на один момент — информация «на подумать» для людей из комментариев. Вы как гиены зарезаете альтернативное мнение. Понятно, что сейчас многим важны лайки/дизлайки, и вы выработали какие-то тезисы, с помощью которых получаете лайки. Вы хейтите одних и тех же людей и соревнуетесь в том, кто напишет более пестрый комментарий и соберет больше всего лайков. При этом вы просто уничтожите человека, который выскажет другое мнение. Вот, например, под новостями про меня кто-то написал, что исполнилась его мини-мечта, что я пропущу TI, — ему тут же охапку лайков накидали, а другой пользователь без наезда и оскорблений написал, что ему жаль, что я пропущу TI, и его тут же заминусовали. И вы должны понимать, что после такого адекватный человек больше не будет тут высказывать свое мнение. В итоге иные точки зрения и разнообразие во мнениях просто исчезают. И это создает обманчивую иллюзию, что ваше мнение — позиция большинства: «Ну а как же иначе, наши посты же лайкают, значит, мы правы!». Да нет, просто вы прогоняете всех, кто думает иначе.

— За последние пару сезонов на тебя порой обрушивались с критикой за то, что тебе якобы было скучно во время официальных эфиров. Как ты считаешь, это действительно можно заметить со стороны? 

— Раскрою секрет: очень многим людям из сферы освещения турниров это дело давно приелось. Заряд мотивации и бодрости они получают исключительно на крупных чемпионатах, LAN-ивентах и прочих подобных историях. А все эти онлайновые замесы мало кому интересны, разве что новичкам, которые только приходят в киберспорт. 

Ребят, я понимаю, что это забавно (смеется). Но истинная причина заключается в другом. Я вроде ведущий студии аналитики, но лицо у меня скучное. Мое нормальное состояние физиономии — именно когда мне не скучно, когда меня ничто не заставляет грустить, — оно у меня скучное. У меня просто нейтральное выражение лица без улыбки. И на тех же личных трансляциях я замечал, что, когда я играю в какую-то игру — и даже если она мне интересна, — люди все равно приходят в чат и спрашивают: «А чего ты грустный такой?». Ну лицо у меня такое! Может быть, из-за этого создается впечатление, что мне скучно. Кто-то пишет, что у меня просто мешки под глазами, но тут извините, это вообще уже анатомическая история — я сплю по восемь часов в день, но мешки никуда не деваются. 

Faker на ESL One Fall 2021

Еще жалуются, что у меня глаза красные. Так я под лампами работаю! И на третий-четвертый день от работы по восемь-десять часов под таким светом глаза просто краснеют. Можно постоянно капать лекарства в глаза, так многие делают, но у меня больная история с каплями — мне это тяжело дается. Поэтому, может, совокупность факторов приводит к тому, что у меня лицо скучное и сам я выгляжу скучающим. Если вам спокойнее думать, что мне скучно, можете так думать. Но это не всегда так. Рутина рутиной, но даже на рядовых чемпионатах, на онлайновых отборочных бывают какие-то суперкарты, суперматчи, за которыми невероятно интересно следить. Чтобы я сидел и думал: «Ох, еще три минуты, и я умру» — нет, такого не бывает. 

— Ведущими на TI10 будут CrystalMay, NotInMyHouse, Olsior. Если ты сам сравнишь себя с ними, есть что-то такое, чему ты мог бы у них поучиться? И наоборот, что они могли бы почерпнуть у тебя?

— Да нет, не могу выделить ничего конкретного. Я, конечно, следил за их работой и могу сказать, что все ведущие по-разному видят студию. Мне кажется, что я всю жизнь был самым «своим» ведущим — у меня наиболее простым получается общение с аналитиками. Наверное, сейчас к этому формату становится близок Миша Olsior, потому что он хорошо общается со многими гостями.

А NotInMyHouse всегда вел диалог более официально. Может, дело в том, что они там все не особо общались вне эфиров. Может, потому что не проводили вместе время. Я-то в свои годы, когда студия аналитики только зарождалась, с теми же NS и Dread каждую неделю в Москве по два-три раза виделся, ходил куда-то. Мы были друзьями или хорошими знакомыми, и это все переносилось в студию — мы очень свободно чувствовали себя друг с другом, не было необходимости в официозе. 

Чем выделяется CrystalMay в плане особенностей его формата работы со студией, мне сказать сложно. У него такой стиль… комбинированный, что ли, универсальный. Это комбинация серьезного общения, редких шуток с участниками студии — там все будет зависеть от состава аналитиков. 

CrystalMay

— Правильно понимаю, что эфиры вести проще, когда ты хорошо знаком с аналитиками?

— Да, безусловно, потому что в таком случае у вас будут темы, которые вы можете обсудить, даже если они не касаются Dota 2. 

— А сложно ли адаптироваться, если в студию приходят аналитики, с которыми ты лично не знаком? Сколько нужно времени, чтобы суметь выстроить качественный эфир?

— Лет шесть назад для меня бы это составило какой-то труд. Сейчас уже абсолютно пофиг. Когда приходит человек, я понимаю, чего от него можно ждать. Разумеется, я с ним пообщаюсь до эфира — мы ведь не в студии за столом в первый раз встречаемся. Мы и матч посмотрим какой-то вместе, и обсудим детали. К тому же в студии пока ни разу не появлялся человек, которого я вообще бы не знал. 

Когда у нас появился Belony, я спросил, кто это такой. Мне объяснили, что он играл с условными Bafik, Goblak в матчмейкинге. Его подтянули как игрока с высоким рейтингом. Я подумал, раз он с Bafik и Goblak играл, значит, разговаривать умеет, не молчун. Так и получилось — разговорить его не составило труда. 

Появился STORM — стример, который сам для себя стримит Китай. Там вообще все понятно: человек сам с собой может эфиры по восемь часов вести, какие проблемы могут быть в студии?

Это все решается исключительно до эфира, и какой-то конкретной подготовки к каждому гостю, по крайней мере, мне, уже не нужно делать. Я их всех знаю, они все знают меня. 

— Приведу твою цитату из 2019 года: «Может быть, я должен улучшить свой лексикон. Бесспорно, есть люди, у которых он богаче и шире, но почему-то мы их не видим. Почему-то такие уникумы не появляются у нас». Первый вопрос тут: почему новых ярких лиц у нас так мало? Из заметных примеров за последние годы можно обратить внимание разве что на Olsior, но и он все-таки пришел из соседней дисциплины с огромным опытом. 

— Не знаю, путь тернист, а аудитория очень склонна к критике. Когда в последний раз ты слышал что-то хорошее о новичках, которые появляются в эфирах? Люди морально очень сильно проседают порой, когда приходят на свои первые касты и видят комментарии: «Кто это, зачем таких понабрали?». Хотя сам кастер при этом, возможно, выполнил свою работу нормально, даже хорошо. Для кого-то это становится непреодолимым препятствием. Люди закрываются, начинают искать какие-то проблемы в себе, и порой это оказывает на них негативное влияние. Люди становятся хуже, потому что на них давят. Они мечутся из стороны в сторону, не понимая, что им нужно делать. И из-за этого на дистанции качество их работы проседает. 

Нельзя сказать, что Olsior «выстрелил», придя в «Доту», потому что он работал еще на турнирах по StarCraft. Он в киберспорте дольше меня! Поэтому к нам он пришел уже с огромной базой. Его повсюду форсили… Почему невозможно так же зафорсить нового комментатора? Потому что ты не знаешь, чего от него ждать. Этот путь — он всегда происходит постепенно. Аудитория привыкает, кастеры поначалу работают на не самых интересных матчах, чтобы наработать опыт. А есть Olsior, который 15 лет в киберспорте уже — понятно, что кредит доверия к нему очень высок. Его можно было сразу бросать в очаг и ставить ему самые сложные задачи, не сомневаясь, что он с ними справится. Что и произошло: он сразу оказался на топовых матчах, сразу стал ведущим студии аналитики. Вот и всё, его просто расфорсили. 

И я ни в коем случае не говорю, что это было незаслуженно. Это абсолютно заслуженно. Просто пример с Olsior получается не очень корректным. Если ты спрашиваешь, почему у нас появляется мало людей, то ответ прост: путь очень тернист. Eiritel окончила журфак — сколько лет она прошла, чтобы чего-то добиться? По идее, там с лексиконом проблем быть не должно, но при этом сколько лет ей потребовалось, чтобы что-то получить? Четыре? Пять? В любом случае достаточно много. Когда выходит с журфака другой человек, и ему говорят: «Ну да, давай тестовый месяц без зарплаты что-то покомментишь, потом, если нормально, будем тебе $250 или $500 платить». И он думает: «А оно мне надо — год, два таким образом работать?».

В целом-то подходящих кандидатов может быть очень много, просто этот наш киберспорт никому не нужен из таких людей. А почему такая прослойка из интеллектуалов, эрудированных личностей не появилась тогда, когда киберспорт зарождался, — наверное, потому, что про киберспорт они толком не знали. 

— Если взглянуть на этот момент с обратной стороны, разве такое отсутствие конкуренции в виде квалифицированных работников не ведет к тому, что уже состоявшиеся кастеры получают возможность расслабиться и прекратить работу над собой?

— А что такое «квалифицированный работник» в киберспорте? Я не знаю, проблема «Доты» — это или проблема самих новых лиц, которые появляются… Раньше раскрутиться было намного проще. У меня сейчас 87 тыс. подписчиков в твиттере, и идет скорее отток аудитории, потому что я очень мало пишу. Но блин, в 2014-м и далее я за «Инты» по 20-25 тыс. новых читателей получал. Не знаю, может, люди раньше были более активные. 

Возьмем, опять же, Диму Крупнова [NotInMyHouse], откроем его твиттер. Он зарегистрировался в сентябре 2018 года, и у него три тысячи читателей. Три тысячи! Он работал два года в киберспорте. Два года! Вопрос: а почему? Вроде нормальный парень. Вроде интересно эфиры ведет. А почему его не читают?

Медийным гигантом в киберспорте сейчас, мне кажется, не стать. На людей просто никто уже не подписывается, никому не нужны эти твиттеры, соцсети и прочее. Никому это не интересно. И понятное дело, что есть XBOCT, есть v1lat, CaspeRRR, NS, а есть все остальные. Просто потому что… Я не могу это объяснить, но новым кастерам раскрутиться почти невозможно. Я эту тенденцию не могу понять. Почему приходит новый кастер, часто появляется в эфирах, а медийным так и не становится? У меня объяснения нет. 

NS

— Ты не ответил на мой вопрос. Не расслабляет ли эта ситуация тех, кто есть? Ведь названные тобой CaspeRRR и NS действительно выглядят незаменимыми. 

— Не знаю. Я вот у себя в почте инвайт на The International 10 что-то не вижу и расслабленным себя не чувствую. 

— А до этого чувствовал? 

— Да, я говорил, что насчет этого «Инта» переживал меньше всего. Иронично, но оказалось, что именно на этот «Инт» я в итоге не еду. Да, такое бывает в жизни. Но расслабленным я себя никогда не чувствовал. Был TI9 в Шанхае: я понимал, что есть я, а есть Olsior, CrystalMay, NotInMyHouse — я вообще не мог быть расслаблен. Я реально думал, что это может быть тот «Инт», на который меня не возьмут. И в 2018 году было примерно то же самое. Я тогда думал: «А кого возьмут? Меня или CrystalMay?». Поехали в итоге оба — Valve впервые решила двух именно ведущих взять. 

Студия аналитики TI8

— Постоянно вижу одну и ту же критику в адрес аналитиков и комментаторов: «Готовьтесь лучше к эфиру». Расскажи как ведущий, что входит в твою подготовку? Сколько времени она занимает? Что происходит непосредственно перед эфиром?

— Раньше я вообще… много готовился. Потому что пласт информации, известной мне, был не таким большим, как сейчас. У меня хорошая память именно с точки зрения всяких событий, составов и прочего. Я в этом правда хорош, и потому сейчас мне такого рода подготовка нужна уже не так сильно. А так она стандартная у всех: играешь в Dota 2, изучаешь патчи, новые механики. Это смешно, но те же профессиональные игроки, которые должны знать «Доту» досконально, тоже порой не знают каких-то механик. Потому что полностью изучить такую игру просто невозможно. Никто не знает все нюансы Dota 2 на 100%. К нам часто заходят на эфиры профессиональные игроки, и я слышу в лаундже разговоры в духе: «А ты знаешь, что вот этот прикол работает вот так?». И собеседник в таких случаях зачастую удивляется. Люди делятся какими-то фишками, которые абсолютно неочевидны, но работают. И почему-то, когда приходят профессиональные игроки, с которых спрос больше — они-то все механики должны использовать, — им такое незнание прощается. Если же ведущий или кастер скажет что-то с ошибкой — это всё: «Вы что? Как это можно не знать? Я же знаю, как это можете не знать вы?». Это претензия на уровне «лишь бы докопаться».

Что касается моей подготовки, то перед какими-то крупными чемпионатами я могу изучить статистические выборки и прочее. В остальных случаях мне достаточно за день до старта турнира зайти на Liquipedia, изучить формат турнира, напомнить себе все составы команд, чтобы не путаться в игроках, посмотреть, есть ли замены — да и всё. Какие-то механические истории мне изучать особо и не нужно, потому что я веду эфир, общаюсь про команды. Как там работают способности, пусть рассказывают уже аналитики и объясняют, почему из-за этого одна команда победила, а другая — проиграла. 

— Ты говорил, что с NS тебе было комфортнее работать. А какой идеальный набор аналитиков ты бы собрал, если бы не был ограничен ресурсами, контрактами, студиями и прочими нюансами?

— Мой идеальный набор аналитиков позволил бы вести эфир в том формате, который мне ближе всего. Это формат шоу, не сухой аналитики. Тут сразу можно отрезать всех аналитиков, которые именно аналитики. Там, например, не будет TpoH… Не говорю, что мне с этими людьми некомфортно работать, просто мне ближе немного другой формат. TpoH, Smiley, Smile, Inmate — они бы все в этом составе точно не оказались. 

Faker и NS

XBOCT, NS… (долго думает). Блин, сложно подобрать. Я вот так зарезал нескольких, а теперь думаю, зачем это сделал. Ну, из постояльцев могу только XBOCT и NS назвать. Sh4dowehhh еще, за последнее время я с ним много поработал, и его порой просто не остановить — сидит себе, что-то рассказывает… Можно просто молчать, и он один будет говорить, говорить, говорить, и это будет интересно и познавательно. У него такое редкое сочетание сухого анализа, рассказа об интересных механиках и ярких историй. Ну и четвертым, наверное, назову… Блин, вообще без шуток — очень нравится работать со STORM. Он очень здорово влился и может поддержать беседу практически на любую тему, особенно если с ним заговорить про Стаса Аскета — это его любимое. 

Получается, в моей команде были бы XBOCT, NS, STORM и Sh4dowehhh. 

— Бывают ли у тебя проблемы с тем, чтобы удержать эфир в каких-то определенных заданных рамках? Особенно если в студии появляются люди, которые нечасто выступают в роли аналитиков и начинают уходить в совсем отвлеченные темы? 

— Я не считаю это проблемой, потому что подобное происходит только тогда, когда эфир по-хорошему должен заканчиваться. Я всегда был приверженцем того, чтобы студия аналитики работала так, как на TI, — каждое включение по 5-10 минут. Это максимально живой и интересный формат, потому что там максимально много разнообразного контента: подготовленные ролики, включения из зала, интервью и так далее. И вот уже начинаются драфты, и у тебя подключаются новые аналитики, которые занимаются уже именно драфтами. Это идеальный формат. Поэтому, когда эфир выходит за эти временные рамки, становится понятно, что он длится слишком долго. 

Начнем с того, что киберспорт не спорт, поэтому люди ждут ламповости. Вот представим: вы с друзьями смотрите «Доту», матч закончился — сколько вы будете обсуждать его, все 20 минут до следующей карты? Да нет, конечно, вы минут за пять обсудите интересные моменты и начнете уходить в свои темы. Понятное дело, что с нас спрос другой, мы все-таки в эфире находимся, но так или иначе. Вот шла карта 20 минут, и перерыв идет столько же до следующей. Вот что можно обсуждать столько времени про карту, которая шла 20 минут? Да ничего. Поэтому в таких ситуациях и бывает, что разговор может уйти от обсуждения матча. Понятное дело, что если начинается откровенный балаган, дичь и поплава, то я пытаюсь его зарезать.

— Тогда хотел спросить: ALOHADANCE с его зарядкой и лучами добра в обнимку с Iceberg на отборочных к TI — это уже «поплава» или нет? 

— Это да. Их потому и рассадили. Есть люди, которые не сочетаются друг с другом или сочетаются слишком хорошо. ALOHADANCE с Iceberg сочетались слишком хорошо — наш мир к этому пока не готов. Их не может остановить никто, и у Olsior это не получалось сделать — он также становился частью этого хаоса и шел у них на поводу. Мне было проблематично с ними: ты вроде даешь им тему, а они в ответ начинают о чем-то своем, будто тебя и нет. Поэтому их и рассадили. По отдельности они куда спокойнее себя ведут. 

Лучи добра

— Расскажи про случаи «душки» одним кастером другого в эфире. Такие эпизоды, как мне кажется, бывали и с PGG, и с тем же LighTofHeaveN. Как такие ситуации воспринимаются изнутри, как из них выходить?

— Ну, я не помню, чтобы PGG кого-то душил. За всю историю мне только с одним человеком было неудобно работать в студии аналитики, именно потому что он не совсем понимал формат. 

— С кем?

— С Sunlight. Он не совсем понимает эфирную структуру. У него отсутствует восприятие альтернативного мнения. У него есть своя движуха в голове. Предположим, он о чем-то высказывается, а другой аналитик с ним не соглашается — и в таких случаях я часто слышал от Sunlight: «Ой, ладно, пусть будет так». После этого ты сразу понимаешь, что диалога между этими двумя людьми больше не будет либо он выйдет весьма натянутым. Один из участников дискуссии просто не будет готов обсуждать и отстаивать свое мнение, а будет пассивно-агрессивно себя вести. Поэтому мне с Sunlight было максимально неудобно работать. 

Надо понимать, что есть связки каких-то аналитиков, которым не стоит друг с другом работать. Я не буду их называть, но внутри студии их прекрасно знают и всегда рассаживают по разным сменам, чтобы они друг другу не мешали. А как таковой душки, кроме как с Sunlight, я не помню в студии. Возможно, на ранних этапах Goblak с NS многое не разделяли. Когда Goblak только начинал работать аналитиком, он был довольно критичен со своим мнением и не всегда был готов принимать альтернативную точку зрения. Но со временем это прошло: он сейчас куда спокойнее ко всему относится и вообще заметно спрогрессировал. 

— Хотел поговорить о твоем проекте «Мемология», который ты сделал в рамках Maincast. Ты недавно закрыл шоу, хотя мемов еще достаточно, да и фидбэк зрителей был позитивным. Почему?

— Да формат мертвый, мне кажется. Я немного не той реакции ждал: я надеялся на большее вовлечение аудитории и более высокие просмотры. Может быть, это мои проблемы, что я ждал чего-то большего. Я думал, что формат будет лучше воспринят, чем это оказалось на самом деле. К тому же я же сначала гримировался, а потом понял, что те просмотры, которые мы получаем, не стоят гримировки по четыре часа. 

Faker в первом выпуске «Мемологии»

— Тебя так долго приходилось гримировать?

— Я тогда лысым еще не был, поэтому на то, чтобы натянуть и специально приклеить лысину с париком, уходило много времени, плюс еще всякий киношный грим. Первый раз меня чуть ли не шесть часов гримировали. В общем, я не видел в этом такой необходимости и перешел на обычный формат. 

Может, я человек такой — во многих проектах у меня появляются идеи, но меня не хватает на серийность. Когда идея только возникает, я могу быть ею очень увлечен и поглощен проектом первое время, а потом подзабить, потому что пропадает интерес. Так и тут получилось: сценарии для последних выпусков писал уже не я, а Олег Куликов — я был просто говорящей головой. Так-то у меня была заметка в телефоне на большое количество мемов, часть из которых так и не появилась в «Мемологии».

— Идеи для альтернативных проектов уже есть?

— Да нет, все мои творческие мысли и идеи уходят сейчас на проекты, которые не связаны с киберспортом, поэтому никаких форматов я не придумал. Да и вообще, я не знаю, что сейчас можно сделать с «Дотой». Раньше все было интересное, новое — мы были первооткрывателями. А сейчас что нового уже придумать? Игре больше десяти лет — что уникального на основе этого сделаешь? 

— Значит, новых документальных фильмов от тебя мы тоже так и не дождемся?

— Ну ты и вспомнил, конечно. Шесть лет я ничего не делал — с чего бы сейчас начать вновь?

— Так а где фильмы, почему случились эти шесть лет тишины? Они же очень заходили зрителям.

— Да, конечно, их хорошо принимало комьюнити, но это потому, что тогда освещение турниров было не настолько открытым. Люди не видели столько внутренней кухни, сколько видят сейчас. Я перестал это делать, когда столкнулся со следующей ситуацией: приезжает, например, контент-мейкер OG на турнир и снимает фильм про OG, имея полный доступ к игрокам. Я такой доступ не получу. Мне в свое время удалось договориться с Virtus.pro в 2015 году, но и тогда получалось далеко не все — не всегда люди хотели сниматься. 

Я перестал делать документалки о турнирах в первую очередь потому, что сейчас индустрия стала более открытой для зрителя. В 2013 году, когда я снимал «Историю одного турнира», фиг бы ты нашел тогда какую-нибудь подсъемку, какой-нибудь инсайд или что-нибудь еще из внутренней кухни. Поэтому фильм и выстрелил — фанаты узнали много нового, там те же v1lat и ХВОСТ очень много интересного рассказали о том, как все выглядит изнутри. Сейчас зрители и так обо всем знают, потому что это широко освещается. Вот и все. Я понял, что от моих документалок не будет особого смысла. Году в 2014-2015-м у нас была мысль сделать документалку про DTS, и просто… денег никто не дал. 

Ну и к слову про форматы, которые изживают себя. Вот, например, у Хитрова [экс-продюсер и контент-мейкер RuHub — прим. ред.] был формат «головы», когда он постигал киберспорт вместе со зрителями, потому что для него это было все в новинку и необычно, а сам формат выглядел красиво и круто. А когда он уже всем этим проникся и уже все знал, то эти блоги уже совершенно по-другому смотрелись. 

— Нельзя не спросить тебя про Alliance. Ты говорил, что болеешь не за тег, а за конкретные составы. Текущий ростер тебе импонирует?

— Нет, я не люблю этот состав Alliance. Я могу только за Артема [Fng, саппорт пятой позиции — прим. ред.] поболеть в этом составе. Во-первых, s4, к моему огромному сожалению, по сравнению с другими офлейнерами… даже не знаю. Одним словом, мне не импонирует данный состав. Я с огромным удовольствием болел бы за тот состав Alliance, который сейчас играет под тегом Team Liquid. Вот это был последний состав организации, за который я болел. 

Состав Alliance 2019 года, который позже перешел в Team Liquid
Состав Alliance 2019 года, который позже перешел в Team Liquid

— И последний вопрос: можешь вспомнить самый яркий The International в своей карьере именно с точки зрения работы на нем?

— Наверное, самым интересным для меня был TI8. Там, во-первых, финал был бомбезный. А во-вторых, это был для меня самый продуктивный TI, отчасти потому, что я был разгружен. До этого я работал один, в редкие дни меня подменяли v1lat или NS. А на TI8 был максимально идеальный формат трансляции, стало больше контента и появился CrystalMay, что разгрузило и мой рабочий график. Благодаря этому я смог по максимуму выкладываться на тех матчах, на которых работал. Мне не приходилось перераспределять энергию на весь игровой день — я работал в день на двух из четырех bo3. В результате я мог все свои эмоции и энергию выдать именно в эти часы работы. Поэтому для меня это был лучший TI в плане работы.

А так мой любимый The International — все еще третий. Те эмоции, когда я впервые приехал в Америку, да еще и сам, хотя до этого только однажды куда-то самостоятельно летал, — это было незабываемо.

Комментарии