advertisement banner
i
C

26 октября в Стокгольме, столице Швеции, стартует PGL Major Stockholm 2021 по CS:GO. Впервые в истории на чемпионате мира по шутеру от Valve выступит состав Entropiq. В преддверии старта турнира Cybersport.ru пообщался с тренером команды Дмитрием hooch Богдановым, который рассказал о подготовке ростера к ивенту, обсудил ситуацию с Heroic и порассуждал на тему роста сцены в СНГ.

— Давай начнем с самой истории Entropiq. Ты уже два года работаешь с этими игроками. Расскажи, как проходила перестройка после ухода HObbit и bondik? Почему они ушли? 

— Абай [HObbit] ушел, потому что ему поступило объективно лучшее предложение, которое он мог получить. На данный момент, если сравнивать организации Winstrike и Gambit, — это организации разных эшелонов. Думаю, что для Абая это было важно и он понимал, что, даже если у нас перспективный состав, в Gambit гораздо больше перспектив, учитывая, что там игроки более молодые и организация в разы лучше. 

Мы расстались сначала с KrizzeN, а потом с bondik. У нас появилась возможность подписать двух свободных агентов Krad и Forester, которые очень хорошо себя зарекомендовали. Это молодые игроки, которые были лучшими в DreamEaters и Hard Legion, играли на мейджоре. И это большая удача, что получилось так, что два игрока пришли к нам бесплатно, учитывая финансовые проблемы, которые у нас были на тот момент.

HObbit
HObbit

— Расскажи, пожалуйста, про El1an. Это же игрок, у которого еще с Zeus был конфликт. Многие считают, что он один из самых перспективных в СНГ. Согласен ли ты с этим? 

— То, что он один из самых талантливых сейчас, и так понятно. У нас вообще очень талантливое поколение снайперов в СНГ — есть много людей, которые появились совсем недавно. Лёха [El1an] уже достаточно долго играет на сцене, и за последние полтора года он проделал огромную работу. Но я считаю, что он может играть еще лучше, ему еще предстоит себя зарекомендовать на LAN, но у него все для этого есть. 

— Давай поговорим про этот сезон, в котором СНГ всех разорвало. На твоей памяти было что-то подобное, когда наш регион настолько жестко доминировал на мировой сцене?

— Единственное, что приходит в голову, — мейджор в 2016 году, когда три команды из СНГ прошли в «легенды»: Gambit, NAVI и FlipSid3. Но все команды потом проиграли, так что сложно это назвать доминацией. На моей памяти такого не было, чтобы столько наших команд умудрялись так хорошо выступать. 

Когда-то NAVI уже были топ-1 мира. Когда-то Gambit выигрывала мейджор, но всегда был огромный разрыв между топ-1, топ-2 и топ-3. Сейчас есть ярко выраженные лидеры, есть команды, которые стремятся навязывать им конкуренцию, и есть очень много молодых и талантливых команд, которым чуть-чуть не хватает, чтобы выступать на самом высоком уровне, но при этом они уже показывают результаты, обыгрывают топовые коллективы — участников мейджора. Поэтому мне отрадно, что наш регион находится впереди, мне приятно, что многие европейцы и американцы, критиковавшие наших игроков и их профессиональные способности, — им теперь просто нечего сказать, кроме как восхищаться.

S1mple
S1mple

— С чем связан такой прогресс региона? Только ли с прогрессом NAVI и Gambit, или были и другие факторы?

— В первую очередь это связано с пандемией. Отсутствие LAN-турниров помогло многим игрокам, которые не могли себя зарекомендовать на мировой сцене, хотя выдавали отдельные хорошие выступления. Это упростило многим молодым игрокам путь к топу, а многим опытным командам, наоборот, стало сложнее — тем, кто привык показывать свои результаты на LAN, в интернете их опыт нивелируется. 

Я не считаю, что наш регион поднялся только потому, что у нас есть две команды. Это хорошо, когда есть ориентир и пример той же самой Gambit, которая прошла путь от состава из неизвестных игроков академии до топ-1 мира. Я думаю, что игроки, которые выступали против этой команды, понимают, что при правильном подходе и отношении они могут достигать тех же успехов. Я думаю, что успехи Gambit заставили всех остальных сказать себе: «Да, ребята, мы можем и должны обыгрывать всех». Поэтому многие наши команды стали выигрывать и выступать увереннее. Опять же, если брать Spirit или Virtus.pro, то они и так давно себя зарекомендовали. Просто большее количество команд появилось, больше конкуренции стало, и RMR в СНГ в итоге оказался одним из самых сложных в плане конкуренции.

— Как раз хотел про RMR с тобой поговорить. Смотри, на EPIC League вы ярко показали себя в группе — победили NAVI и Virtus.pro, — но в плей-офф что-то не пошло. Помнишь, что вообще творилось на том турнире?

— Мы играли против Gambit, выиграли Dust2 со счетом 16:7. Была уверенность жесткая, потом мы все это очень неуверенно отпустили. Можно списать это на отсутствие большого опыта игры в команде. Понятно, что в группе меньше давление, а в плей-офф ты гораздо больше чувствуешь ответственность. Потом мы проиграли VP, там больше сыграл опыт соперника в плей-офф. Мы должны были занимать пятое-шестое место изначально. Но потом мы вынуждены были играть матч за шестое место и проиграли NAVI. Но вообще, мне кажется, мы должны были занять на том турнире более высокое место, но там Akuma все планы перепутала. 

Я думал, что мы будем минимум топ-4, но то, что Akuma обыграла двух фаворитов, сильно запутало сетку и поменяло расклады. И я не то что оправдываю наше итоговое место. Просто говорю, что все могло сложиться по-другому, но это никого не волнует — это уже история. В первую очередь мы получили опыт выступлений, поняли, что мы можем обыгрывать лучшие коллективы нашего региона, но в тот же момент поняли, что и нам много чего не хватает.

— Кстати, об Akuma. Расскажи, как команда смотрела на результаты этого ростера в тот момент? Я помню, ты по итогам RMR одним из первых публично усомнился в честности этих ребят. 

— Мы ржали с этого. Мы в шутку говорили, что будет страшно встретиться с Akuma, потому что понимали, что что-то с этой командой не так. Когда закончился турнир для нас, я посмотрел в тот день демки, причем начал смотреть демки не с VP или NAVI, а с начальными командами типа Grond или 1win, победы Akuma над которыми для меня тоже были удивительны. И я понял, что ребята 100% играют нечисто. Мне не хочется ничего о них говорить, если честно. Мне кажется, они этого просто не заслуживают.  Я рад, что время расставило всё на свои места. Не хочется о них ни плохого, ни хорошего говорить — слишком много чести.

Akuma
Akuma

— Давай тогда поговорим не про Akuma, а про саму ситуацию. Вы пробовали как-то с организаторами турнира общаться по этому поводу? Пытались повлиять на эту ситуацию?

— Ну, на эту ситуацию сложно повлиять постфактум, потому что изначально игроки прошли огромный путь — уже невозможно было отменить прошлые результаты. Я не думаю, что организаторы были заинтересованы в том, чтобы ассоциировать себя с таким серьезным конфликтом и скандалом. Для них было проще сделать вид, что они пытались что-то порешать, создать видимость какой-то активной деятельности, но по сути… Изначально они должны были принять превентивные меры, которые могли бы обезопасить от таких ситуаций. В принципе, после этого так и стало происходить — все стали записывать экран. 

Потому что картинки с вебок показали, что игроки Akuma в клатчах смотрят в левую часть экрана. Потом их интервью многое показало. Я не играю в жесткого психолога и не бросаю громких заявлений, что могу читать эмоции людей по их лицам, но реакция этих игроков, их поведение на послематчевом интервью и когда они пришли на подкаст только подтвердили мое мнение, что они нечисты. 

— Поехали дальше: второй RMR. У вас там опять была сложная группа, в которой вы со Spirit сыграли очень тяжелый матч на Nuke, Virtus.pro победили в группе, но чуть-чуть вам в итоге не хватило — вы проиграли forZe в матче за 5-6 место и не заработали очков. 

Турнир начался для нас с матча со Spirit, мы должны их были обыгрывать на третьей карте, на Mirage. Мы вели за атаку, но не смогли совладать с давлением. Spirit на тот момент была сильнее, наш своеобразный криптонит, но выиграв у неё на Nuke, мы почувствовали, что можем обыгрывать эту команду. Был ещё провал в матче с K23, который определил нашу судьбу на этом турнире, мы не вышли из группы. Матч с forZe мы просто провалили, я говорю это не для того, чтобы отмазаться. У нас было сыграно 250 карт за четыре месяца — на буткемпе, скримах и турнирах. Просто банально не было сил. Так бывает, никого винить не стоит. 

— Как команда отреагировала на поражение? Это был ключевой турнир для вас, не просели по морали?

— Конечно же, невозможно не расстраиваться. Было эмоциональное опустошение после долгого сезона, буткемпа. Мы тогда договорились, что в планах у нас заслуженный отдых, потом — Pro League, и нам надо будет с новыми силами цепляться за этот шанс. На мейджоре жизнь не заканчивается, впереди у нас много турниров и масса возможностей стать сильнее. Нет, конечно, люди расстроились, но то, что мы разъезжались в каком-то тильте, я сказать не могу. Мы были самой играющей командой за 2021 год. 

— Между StarLadder и IEM Fall у вас была Pro League, большой турнир, где собрались все топы. Там из группы вы не вышли, переиграли всех бразильцев, но уступили NiP, Liquid и Gambit. Что этот турнир дал вам как команде?

— Мы изначально все перенервничали — это первый турнир такого уровня для нашей команды. В матче с Liquid и NiP мы поняли, что можем их обыгрывать, если не будем бояться, не создавать себе кумиров, с другим майндсетом подходить к играм. Все эти матчи показали, что мы можем обыгрывать соперников такого уровня, и, конечно, все расстроились, когда в итоге мы заняли четвертое место в группе. Но это был хороший опыт на турнире такого уровня. Мы, конечно, не справились ни с одним из оппонентов, но это стечение обстоятельств, потому что мы должны были брать хотя бы по одной карте и у NiP, и у Liquid. Банально не хватило опыта. Мы восприняли этот турнир как ценный опыт, поняли, что можем бороться с топовыми командами, нужно просто перестроиться морально и готовиться к RMR. 

El1an
El1an

— Интересует твое отношение к формату IEM Fall, ведь судьба вашего слота на мейджоре решалась в тай-брейках по шесть раундов. Как ты к этому отнёсся?

— Я уже ранее комментировал высказывания в стиле: «Как ты можешь критиковать формат, который помог вам попасть на мейджор?». На решения организаторов я никак не могу повлиять, но факт остаётся фактом: у всех турниров были разные форматы, разное количество призовых мест. Это последний турнир сезона — для зрителей классно посмотреть bo1, а для игроков это эмоциональный «роллеркостер». 

И опять же, судьба выхода на мейджор решается в bo3 — это же бред. То, что EG занимают пятое место на последнем турнире и становятся «легендами», хотя на первом не заработали ни очка, — это бред. То, что команды, которые заняли 7-8 место в Европе, едут на мейджор — это бред. Вся система требует пересмотра. Для зрителей это круто, но я бы никому не пожелал пройти через подобное, особенно когда на кону слот на мейджоре.

— Ты говоришь о пересмотре системы. У тебя есть какие-то идеи на этот счёт?

— Во-первых, организаторам нужно советоваться с командами, тренерами и капитанами, чтобы игроки понимали, как это работает. Чтобы у всех были равные шансы, и чтобы лучшие команды, которые поедут на турнир, определялись на дистанции. Например, есть теннис. Вот есть Уимблдон или US Open. За них даётся определённое количество очков. Но не должно быть такого, что за один даётся 500, а за другой — 100. Это два очень значимых турнира, и все они ведут на финальный турнир года. Я не понимаю такого. 

Например, NAVI на одном турнире занимают пятое место, а на другом — второе и оказываются на первом месте в таблице. А Gambit, которая выиграла два турнира, а на третьем заняла второе место, в итоге завершает отбор на второй строчке в таблице. Я пытаюсь посчитать это и не могу понять. Нужна одна система, в которой на дистанции определяются лучшие команды, за каждый турнир дается равное количество очков, и чтобы всё не сводилось к одному турниру. 

Итоговая таблица Regional Major Rankings для СНГ. Источник: Liquipedia
Итоговая таблица Regional Major Rankings для СНГ. Источник: Liquipedia

— А как ты относишься к мнению, что СНГ не нужно выносить как отдельный регион?

— Я против. Зачем мешать регионы? Кто-то может сказать, что в футболе есть Европа, Америка, Азия, но в CS:GO-то совсем другие понятия. Регионы разделены по географическому и языковому принципу. Нужно пересмотреть распределение слотов. 

— Давай поговорим про ваших соперников в стартовой стадии на мейджоре. Организация ставит перед составом какие-то конкретные цели на турнир? 

— Конкретных целей нет. То есть мы сами ставим перед собой цели. Наша цель — пройти в «легенды», прочувствовать атмосферу мейджора, показать себя всему миру, показать себя на LAN и пробиться в следующий этап. А дальше — посмотрим.

— Можешь из ваших соперников в первой стадии выделить, допустим, трех, которые вам могут доставить больше всего проблем, и три команды, которые вы должны точно обыгрывать?

— С этической точки зрения не очень здорово говорить, что есть команды, которые мы должны прям 100% обыгрывать. Не существует более удобных соперников. Да, на этом этапе нет слабых команд — все команды могут в определенный день обыграть другие, учитывая формат bo1. Тут нет удобных или неудобных соперников, нет явных лидеров. Понятно, что Astralis, ENCE, Heroic — явные фавориты. Но, опять-таки, повторюсь, на турнире все будет по-другому, потому что bo1, да и мейджоры сами по себе обычно щедры на сюрпризы. 

Dupreeh
Dupreeh

Я давно заметил такую вещь, что когда кто-то неуважительно называет соперника слабым, то чаще всего потом проигрывает в матче. Поэтому мне тут нечего сказать на этот вопрос.

— Вы не единственная команда, которая «громко» уходила из Winstrike. Что вообще творилось в организации? В какой момент появилась проблема, как вы пытались ее решать?

— С того момента, как я присоединился к организации, не было и месяца, чтобы мне не задержали зарплату. Зарплаты были и так с задержкой по контракту — платились через месяц. В итоге, начиная с первого дня, я получил, наверное, первые 3-4 зарплаты, а потом не получал ничего на протяжении 7-8 месяцев. Кормили «завтраками» каждый день, после смены руководства были обещания все исправить, но ничего не исполнялось. Амбиции были такие, будто мы в мадридском «Реале», а по факту все было как в «Тамбове». Мне нечего сказать хорошего об этом клубе. 

В итоге нам до сих пор должны деньги. Нам отдали какую-то часть долга, но большую часть по-прежнему еще должны всей команде. Сейчас нам говорят: «Ждите, денег пока нет». Что странно — видно же, что вливаются бабки в рекламу, стримеров и т. д. Сейчас мы особо ничего не пишем, потому что в первую очередь у команды есть другие задачи, но никто этого так оставлять не собирается, и, естественно, мы надеемся и желаем получить свои честно заработанные деньги. И если организация продолжает существовать, функционировать под тем же брендом, под которым она нас подписывала, то, соответственно, должны быть деньги. Не знаю, как ситуация в итоге сложится.

— Прошло много времени, но из-за HUNDEN история с тренерским багом все еще в нашей памяти. Вас она, кажется, совсем не коснулась. А как вы вообще реагировали на эту ситуацию? Знал ли ты о существовании бага? Подозревал ли, что кто-то может им пользоваться?

— Мне один раз этот баг попался, на пракке. Я еще испугался, вышел из игры, не понимал, как это работает. Когда уже появились новости, понял, что многие мои коллеги злоупотребляли этим. И, в частности, NooK, тренер команды QBF, — пример для подражания у меня в детстве, человек, с которым я нормально общался, оказывается, в решающем матче за выход на LAN весь матч просто висел над «верх-низом» и использовал этот баг. По сути, из-за этого наша команда и развалилась, произошли изменения. Ну, каждый поступает по совести и выбирает пути достижения своих целей. Бог им судья.

— Что ты можешь сказать по поводу ситуации с самим HUNDEN? Можно ли оправдать его действия?

— Я не знаю всех деталей, честно. Но вообще вся эта ситуация, что сложилась, кажется мне достаточно прозрачной. Я думаю, что игроки и тренер не отдавали себе отчета, к каким последствиям могут привести их решения. Сейчас они только будут разгребать то, что случилось в итоге. А что случится дальше, я не знаю, потому что организация, которая регулирует сейчас все спорные ситуации на сцене, [ESIC — прим. ред.] — у меня вызывает сомнения как ее легитимность, так и профессионализм. Поэтому мне сложно в этой ситуации высказываться. Игроки и тренер не понимали, на что идут, и в итоге попытались утянуть противников с собой на дно.

HUNDEN
HUNDEN

— Ты считаешь, что должен быть другой орган, который будет регулировать все подобные ситуации?

— Абсолютно. Люди должны понимать, какие наказания, какие санкции они могут получить за те или иные нарушения. Сейчас у нас существует эта организация [ESIC], она делает какие-то заявления, какие-то расследования, обещает опубликовать результаты через месяц или два… Но проходит год — и ничего нет. Так зачем мне вообще эту организацию слушать? Кто ее наделил полномочиями? Пусть тогда Valve выступит и скажет: «Вот этот орган теперь все в CS:GO регулирует, вот такие правила, за такую вещь — такое наказание». А сейчас это просто какая-то организация, которая иногда что-то делает, а иногда ничего не делает. Для меня в ее действиях ничего не понятно, вообще, абсолютно.

— Ты считаешь, что созданием такой структуры должна заниматься Valve или же турнирные операторы и клубы должны объединиться? От кого должна поступать инициатива?

— Я считаю, что в здоровой сфере должна быть федерация. А так Valve должна либо выбрать регулирующий орган, либо сама заняться решением конфликтов. Дальше обязательно должна быть ассоциация профессиональных игроков, профсоюз тренеров — так уже сделано во многих видах спорта. Тогда уже можно будет о чем-то серьезном говорить. 

И я еще раз повторюсь: должен быть единый свод правил, единая ответственность за какие-то косяки, чтобы люди понимали, что делаешь так — получаешь конкретное наказание. Сейчас же слишком многое зависит от того, в каком настроении проснется человек — интересно ему будет заниматься данным кейсом или нет. Это немного дилетантский подход, разве нет?

Ссылки по теме

Hooch о квалификациях на турниры по CS:GO: «Какого черта в выходные игры проходят поздно вечером?»
Hooch о квалификациях на турниры по CS:GO: «Какого черта в выходные игры проходят поздно вечером?»
0
Hooch о выходе Entropiq на мейджор: «Я горжусь, что у моих ребят большие яйца»
Hooch о выходе Entropiq на мейджор: «Я горжусь, что у моих ребят большие яйца»
0
Hooch о возможности сброса гранат: «Нужно время, чтобы понять, хорошее это решение или нет»
Hooch о возможности сброса гранат: «Нужно время, чтобы понять, хорошее это решение или нет»
0

Комментарии