advertisement banner
i
C

Без воды и по полочкам: CEO Double Dimension раскрыл подробности о потенциальном выходе команды на ICO

Хочу всех поблагодарить за оставленный фидбек — как негативный, так и позитивный. По многочисленным просьбам, в этом посте я обойдусь без «воды».

Как правильно заметил Марк Авербух в своём Telegram-канале, над концепцией проекта работает большая команда, с которой мы вместе отвечали на ваши вопросы. В частности, я не выдаю себя за эксперта по блокчейну — я специалист в области управления и маркетинга. А по вопросам блокчейна нас консультируют наши партнёры из криптоинвестиционного банка Hash.

Забегая вперёд в комментарии, скажу, что сейчас мы пытаемся найти оптимальную модель, которая может понравиться сообществу. Возможно, по итогам общения с потенциальными инвесторами мы её изменим в пользу получения прибыли от деятельности организации, возможно — оставим модель, при которой сообщество инвесторов будет получать % от дохода с призовых. Финансовую модель, точное распределение токенов между вкладчиками и многое другое мы опубликуем только в случае принятия решения об ICO.

Начну с вопросов Ярослава Комкова из Winstrike, проявившего невероятную заинтересованность в проекте и высказавшегося быстрее большинства комментаторов cybersport.ru, так как я публично пообещал ответить на все его замечания. А обещания, как известно, надо выполнять.

1. Игроки потеряют мотивацию, потому что будут получать только 50% призовых. Что с этим делать?

В текущей экономической модели 50% получают игроки, 50% — токенхолдеры. Владельцами токенов являются не только инвесторы, но и текущий ростер и менеджмент команды. Это даёт им:

а) право голосовать и участвовать в принятии решений;

б) право получать дополнительные призовые.

Таким образом, идея заключается в том, что игроки будут получать больше 50% призовых.

С учётом того, что среднестатистическая киберспортивная организация может забирать до 10-30% призового фонда, каждый игрок «потеряет» не более 3-5% призовых, выигранных командой за год. В нашей модели это сопоставимо с разницей в годовой зарплате, и в конечном счёте игрок получит примерно тот же доход.

Мы не считаем, что снижение призовых будет существенным демотиватором, поскольку они по-прежнему будут составлять основную часть поступлений.

Однако мы рассматриваем и другие модели — например, разделение с инвесторами части прибыли организации, с сохранением стандартной схемы распределения призовых между игроками и организацией.

Призовые, безусловно, надо выиграть, и в этом заключаются риски проекта: мы об этом честно говорим и не обещаем каждому вкладчику по Maserati через год. Наш проект — это киберспортивный менеджер с привилегиями для вкладчиков и потенциальной возможностью окупить инвестиции и заработать.

Инвестиционные риски есть: команда может не сыграться, модель коллективного управления — не сработать и так далее.

Мы это понимаем, поэтому на этапе сбора средств путём ICO планируем привлечь к проекту в качестве консультантов известных людей из индустрии, которые:

а) повысят уровень доверия комьюнити к проекту;

б) будут оказывать консультационные услуги, чтобы повысить качество управления проектом в целом.

2. Принятие решений большой группой инвесторов превратит проект в «Дом-2». Разве решения не должны принимать профессионалы индустрии?

В основе проекта лежит теория о коллективном разуме, которая основывается на том, что если большая группа людей делает прогноз либо принимает решение коллективно, при этом в ней есть как эксперты, так и обыватели, то их прогноз зачастую оказывается точнее прогноза среднестатистического эксперта.

Этот феномен не только нашёл подтверждение в многочисленных социальных экспериментахему посвящены целые книги: например, Superforcasting Дэна Гарднера или The Wisdom of Crowds Джеймса Суровецки.

Такая модель управления подразумевает в том числе краудсорсинг, когда аудитория может предлагать огромное количество идей, положительно влияющих на развитие проекта.

На этой же модели основаны многие киберспортивные и финтех-проекты, в том числе киберспортивная платформа chiliZ, специализирующаяся на коллективном управлении киберспортивными командами, которую мы, возможно, будем использовать в случае успешного сбора средств.

Безусловно, далеко не все решения о менеджменте команды будут выноситься на голосование. Например, планировать график тренировок может менеджмент, готовить конкретные стратегии — тренер и аналитик совместно с командой, а вот финальное решение о том, будем ли мы менять игрока на конкретной позиции, если понимаем, что команда не прогрессирует, может принять сообщество инвесторов, внимательно наблюдающее за выступлениями команды.

Какие конкретно решения стоит отдать на откуп инвесторам, а какие оставить менеджменту — вопрос, который нам ещё предстоит окончательно решить и который, безусловно, будет раскрыт в случае решения о начале сбора средств.

3. Игроки — это не эскорт, чтобы заставлять их встречаться с инвесторами и играть с ними пабы. Как они будут добиваться результатов, если будут заняты встречами с болельщиками? А вдруг информация о том, как они играют паб, просочится к конкурентам, которые ей воспользуются?

Идея заключается в том, чтобы команда была открыта встречам с болельщиками — «эскортом» это можно назвать с сильной натяжкой. Например, регулярные встречи с фанатами — частая практика спортивных клубов во всём мире. Встретиться один раз в месяц или сыграть квалификации не из буткемпа, а из компьютерного клуба с автограф-сессией — это не краеугольный камень в подготовке к соревнованиям.

Игра в пабе с инвесторами? Да, поиграть смогут не все, да, это привилегия, и нам ещё предстоит решить, по какому принципу эта возможность будет реализована.

Внутренняя информация о команде действительно может просочиться к конкурентам. Поэтому часть информации — например, конкретные стратегии и пики — будет доступна только тренерскому штабу и менеджменту команды.

4. Раз менеджмент Double Dimension заявляет о том, что хочет нанять лучших игроков и квалифицированный персонал, значит, текущего персонала либо нет, либо он неквалифицированный. Да и вообще, вы понимаете, что обидели своих игроков?

Штат есть, персонал тоже. Однако существует разница, в том числе и ценовая, между, например, обычным спортивным психологом и психологом Олимпийской сборной России. Между обычным поваром и профессиональным нутрициологом. Между среднестатистическим аналитиком и аналитиком, который работает с ведущими киберспортивными организациями мира.

Тезис о том, что мы «обижаем» наших игроков, прокомментирую кратко: почитайте, что об этом думают «обиженные» игроки текущего ростера.

5. Как быть с тем, что крупный инвестор может единолично влиять на принятие решений о команде и обесценивать токен?

Мы планируем установить потолок на количество голосов на одного инвестора, чтобы избежать чрезмерного влияния на решения одним человеком. Да, теоретически можно создать 1000 фейковых аккаунтов и скинуть с каждого из них по 1000 долларов. Но будет ли обладатель одного миллиона долларов так заморачиваться — возможно, ему проще создать свою команду?

6. У вас нет чёткой бизнес-модели. Вы вообще понимаете, что делаете?

На этот вопрос мы ответим в случае принятия решения о сборе средств, выложив в публичный доступ финансовую модель. С нашей точки зрения, «чёткая», как выразился Ярослав, бизнес-модель у нас есть.

Теперь хотелось бы перейти к тем вопросам, которые возникали в комментариях, Twitter и Telegram-каналах.

1. Вы используете модное слово ICO, манипулируя аудиторией и занимаясь популизмом. Если хотите собрать пожертвования — это можно сделать через Kickstarter или другие подобные сервисы. Зачем вообще в проекте блокчейн?

Kickstarter и другие традиционные краудфандинговые площадки не предоставляют того функционала, который нужен для реализации подобного проекта, поскольку построены по принципу пожертвований. Поэтому и существуют краудфандинговые ICO-платформы типа Waves, предоставляющие пользователям дополнительный функционал. В текущей модели проекта необходимо:

  1. Предоставить возможность владельцам токенов передавать их другим людям или продавать.
  2. Гарантировать сообществу честную процедуру принятия решений. Технология блокчейн позволяет реализовать прозрачную децентрализованную систему голосования, чтобы исключить подтасовку. Взломать блокчейн гораздо сложнее, чем взломать любую веб-платформу.
  3. Дать возможность инвесторам окупить инвестиции в случае успеха проекта, а значит, обеспечить распределение дохода между инвесторами.

Всё это возможно только при использовании краудфандинга через механизм ICO.

2. Что будет, если вы не наберёте нужную сумму? Как застрахованы вкладчики? Где гарантия, что вы не обманете сообщество?

Технология смарт-контрактов, используемая в ICO-проектах, подразумевает гарантированный возврат средств вкладчикам в случае, если проект не соберёт необходимую сумму инвестиций.

Помимо этого, у Double Dimension есть положительная история и репутация на рынке. У нас не было прецедентов с невыплатой зарплат игрокам, мы всегда выполняли свои финансовые обязательства перед менеджментом организации, а также стремились предоставлять хорошие условия ростеру. При этом я лично знаком со многими представителями российской киберспортивной индустрии и в случае принятия решения о сборе средств планирую привлечь некоторых из них в качестве консультантов нашего проекта.

3. Как зарплата может удержать игрока, если он хочет играть в другой команде? Для этого есть контракты, трансферные отступные и многое другое.

Расскажу, как это работает на примере маленьких киберспортивных организаций, вроде нашей.
Начнем с того, что все игроки знают, какие зарплаты платят крупные организации другим ростерам. Это означает, что если вы берёте в небольшую организацию сильного игрока, уже проявившего себя в других командах, он никогда не будет подписывать с вами контракт больше чем на полгода, потому что не захочет лишить себя возможности сменить ростер Double Dimension на, например, Virtus.Pro или Na’Vi, где зарплата и перспективы в несколько раз выше — хотя бы потому, что крупная организация может позволить себе привлекать лучших из лучших, удовлетворяя их финансовые запросы.

Пользоваться юридической неграмотностью игроков (а именно этим и занимаются грамотные юристы) — например, аккуратно включить пункт о том, что у команды есть опция приоритетной пролонгации контракта, — значит хоронить мотивацию у игрока, который, упустив возможность перейти в ведущую организацию региона и увеличить свою зарплату в несколько раз, будет демотивирован и может начать саботировать игровой процесс, например плохой игрой или расшатыванием микроклимата в ростере. Да, можно скаутить потенциально сильных паберов без опыта в competitive Dota, подписывать с ними долгосрочные контракты. Но в конечном счете всё возвращается к тому же: игрок демотивирован, микроклимат или игра команды рушатся. Психология вообще многое решает в профессиональном киберспорте, и вывести такого игрока из тильта является практически нерешаемой задачей.

Именно поэтому в текущей модели столько заложено на заработные платы игроков — это, помимо хорошей инфраструктуры, основной способ привлечь и удержать в организации профессионалов топ-уровня. Я лично вёл переговоры с некоторыми топ-игроками, в том числе зарубежными, и практически всегда основными требованиями выступали именно стабильно высокая заработная плата и развитая инфраструктура.

При этом окупить такую заработную плату и инфраструктуру, не имея огромной фан-базы, не представляется возможным в текущих рыночных условиях. А фан-базу надо заработать, ещё и вложить в её набор деньги. И вот мы начинаем ходить по кругу: нет результатов — нет фан-базы. Нет фан-базы — нет баснословных денег на содержание ростера и инфраструктуры. Наш проект подразумевает, что наши участники сразу формируют и нашу фан-базу, и наш инвестиционный бюджет, делая такую бизнес-модель более эффективной.

4. Вы не заработали призовых за полтора года. Где гарантия, что вы сможете это сделать?

Мы действительно не выиграли большого количества призовых. Из последних успехов у нас есть топ-6 объединённых с Европой квалификаций на The Summit, есть 4-е место в квалификациях на The International, осенью мы участвовали в лан-финалах квалификаций ASUS ROG Masters в Германии. Однако такие локальные успехи не приносят успеха в денежном эквиваленте: чтобы ездить на крупные турниры и добиваться успехов, надо быть в топ-2 региона, чтобы стабильно там держаться — платить игрокам высокие зарплаты по уже упомянутым причинам и содержать серьезную инфраструктуру. Опять замкнутый круг.

Посмотрите, что случилось с командой Effect, которая съездила на два major-турнира. А её владельцы, к слову, инвестировали больше и дольше нас, создавая благодаря этому условия для игроков лучше наших. И они, как и мы, всецело посвящали себя проекту, выстраивали селекционный процесс, заботились о ростере.

На сегодня, думаю, хватит. Спасибо всем, кто дочитал текст до конца. Надеюсь, мне удалось ответить на основные вопросы о потенциальном проекте.

Пользуясь случаем, напоминаю, что в нашей группе во «ВКонтакте» проходит голосование, где вы можете высказать своё мнение или пожелания по возможной реализации предложенной нами идеи.

Комментарии