advertisement banner
i
C

Интервью со Степаном DonStepan Шульгой

 

— Почему ты ушел из StarLadder? Ты решил сделать перерыв перед следующей работой или вообще хотел начать «сольную карьеру»?

— Вообще, об этом уже очень много было сказано. Мне захотелось немного перестроить свой жизненный график, хотелось больше уделять времени семье, больше заниматься спортом. Я на своем примере хочу показывать киберспортсменам, что можно не только смотреть в монитор, но и следить за собой и развиваться физически. Мне очень нравится, что делает компания StarLadder, мне нравятся люди, которые там работают, но мне хотелось от этого ритма отдохнуть и переключиться больше на себя, поэтому я просто покинул компанию. Решение достаточно эгоистичное и где-то самовольное.

— Если поступит предложение из какой-нибудь студии, ты будешь его рассматривать?

— У меня был один не самый удачный опыт: меня позвали в компанию, где много чего действительно интересного планировалось. Все начиналось круто, но в итоге ничего того, что мне обещали, не произошло. Это, я говорю к тому, что прежде чем куда-то идти, ты должен быть очень сильно уверен, что в этой компании есть будущее, что эта компания действует правильно, у нее есть крепкая стратегия развития. Не думаю, что в ближайшее время я захочу куда-то перейти. Собираюсь поработать как частное лицо — какие-то компании я консультирую, где-то участвую в различных трансляциях, но присоединяться к кому-то на постоянной основе пока не хочу.

— А о какой компании с неудачным опытом ты сказал?

— Я переехал в Литву по приглашению компании GameShow. У меня хорошие воспоминания о коллективе, который там был, о телеканале, который был создан, но, к сожалению, когда все, что нужно для старта, было сделано, оказалось, что четкого плана, что будет дальше, не было. Была задача построить, а разбираться в процессе нужно было по ходу дела. Пришлось крепко подумать, но в итоге я в это все не поверил, может, где-то струсил… А на самом деле, спасибо компании StarLadder, что в январе 2017 года мне предложили вернуться после трехмесячной работы в GameShow. Я потом анализировал мои поступки, почему я захотел уехать работать в Вильнюс. Где-то мне просто хотелось уехать из Украины с семьей, у меня как раз появилась дочь и закрались мысли уехать, перебраться в Европу. Потом я понял, что это были ложные ощущения.

— А почему ты решил переехать из Украины?

— Есть простая поговорка, но с очень глубоким смыслом — «Хорошо там, где нас нет». И вот мне казалось, что где-то там лучше, чем там, где ты сейчас находишься. Другая страна, вид на жительство. Но эта пословица чаще оказывается неверной, чем верной.

— Давай поговорим про комментирование в СНГ, оно на высоком уровне?

— Я считаю, что комментирование киберспорта в СНГ на крайне высоком уровне. Единственное, что не хватает, — четкого понимания самой профессии комментатора. Профессия приносит тебе деньги — это то, что мотивирует тебя развиваться и становиться лучше; это то, что дает тебе уверенность в завтрашнем дне. Гонорар англоязычного комментатора — тысяча долларов в день, то есть если ты работаешь на ивенте, который длится 7 дней, ты получаешь $7 тыс. Во-первых, эти деньги надо очень серьезно отрабатывать; во-вторых, в СНГ даже близко нет таких денег для работы. Месячной зарплаты такой нет в СНГ, я больше скажу, некоторые очень неплохие ребята получают в месяц меньше, чем коллеги из-за рубежа за один день работы, за два bo3, если быть точным. Не жалуюсь, но такие сравнения, мягко говоря, угнетают.

Человек, который работает как комментатор, он должен понимать и ощущать свое будущее, он должен понимать, ради чего он трудится. Того количества ивентов, куда тебя могут пригласить, где ты можешь работать, развиваться, делать свои проекты, этого дико не хватает. Я про CS:GO, потому как в «Доте 2» у комментаторов есть ясная цель — попасть на The International. То есть ты должен работать, стараться, стремиться, показывать все время свой максимум для того, чтобы в итоге получить приглашение на этот турнир. Есть хороший пример — Дима Чумаченко, который из комментирования International из дома переехал в студию в Вильнюсе, потом попал на StarLadder, а потом на сам International. То есть своей работой он получил главную награду — поездку на главный турнир года в Dota 2. Такого ивента в CS:GO нет, куда Valve могут пригласить и оплатить работу комментатора. У комментаторов нет школы, нет рабочих мест, нет ротаций, и то количество комментаторов, которое есть в CS:GO — это классные люди, но если бы на них было бы больше спроса, всем бы от этого было бы только лучше. Я очень хочу, чтобы студии закончили так называемую холодную войну и думали в первую очередь о своем продукте, а потом уже о конкурентах, об отношениях между компаниями.

Пример: в январе этого года я не смог присутствовать на трансляции мейджора в студии аналитики на SLTV, как я обычно делал. Мне очень хотелось, чтобы продукт был полноценным, чтобы студия получила хорошие отклики, чтобы спонсоры были довольны качеством трансляций и количеством просмотров. Когда у тебя только 2 ведущих, то и они устают за 7 дней, и зрители устают. Нужна ротация, нужны дополнительные люди. Я очень просил, чтобы Леша уХо Малецкий присоединился к студии. В итоге это получилось, это было не суперсложно, но в результате продукт получился крутой. И никому от этого хуже не стало. УХо хорошо вписался, получил свой гонорар, RuHub получил свою долю позитива, потому что они отпустили своего сотрудника, StarLadder получил свою долю позитива, потому что они привлекли Алексея и улучшили свой продукт. Такая кооперация должна становится определенной практикой, это будет растить конкуренцию, это будет растить спрос на этих людей и мотивировать их работать. Но пока чаще всего человеческие амбиции и факт конкуренции между студиями не дает таким вещам состояться. Подведем итог: комментаторы в СНГ очень хороши, но пространства для роста у них маловато.

— Где выше уровень комментирования, в CS:GO или в Dota 2? Вилат сказал в CS:GO.

— Эти вещи тяжело сравнивать. Есть, например, такой человек, как Дмитрий Губерниев, благодаря которому вся страна начала понимать биатлон из-за его энергетики, посыла и желания работать. Талантливый человек, который хорошо работает в словесном жанре, он будет органично вписываться в любую игру. Возможно, что в Dota 2 действительно сложнее комментировать, почему-то мне так кажется.

Патч в CS:GO может поменять урон какого-то оружия, но игра будет той же, а патч в Dota может поменять все к чертовой матери, я не знаю, как игроки с этим справляются, но и комментатор должен поменять свое понимание игрового процесса в связи с изменениями. Вообще, я все-таки не стал бы сравнивать этих два направления комментирования, эти две игры. Они слишком разные, в каждой игре есть свои нюансы и сложности. Да и по количеству комментаторов в Dota 2 — их физически больше. Так что нет смысла сравнивать.

— Я слышал критику в твой адрес, что ты плохо разбираешься в игре, потому что ты никогда не играл в нее.

— Я действительно никогда не играл на про-уровне. У нас много комментаторов, которые не играли на про-уровне. Очень много спортивных комментаторов, которые тоже никогда не были профессиональными спортсменами, но это им не мешает быть профессиональными комментаторами. Я абсолютно нормально воспринимаю критику в свой адрес, я отдаю себе отчет, что не понимаю CS:GO на уровне аналитика команды, тренера или игрока. Если меня попросят в одиночку покомментировать топовый матч, то я, скорее всего, буду отказываться, если у меня не будет сильного напарника. Но работать в студии аналитики — это больше анализировать цифры, показатели, это больше говорить о психологии игроков, это больше ради шоу и продукта. И я считаю, чтобы быть в студии аналитики, у меня достаточно знаний: как команды играют карты, что у них проходило после замен, как они отыграли последние турниры, кто у них сейчас коллит — то есть в самой сцене я разбираюсь на очень хорошем уровне.

— Недавно был небольшой скандал после моего интервью с Вилатом касательно его высказываний о Павле Занозине. Ты согласен, что как только в киберспорте появились деньги, сюда ломанулась куча людей, которые ничего здесь не понимают?

— Я выступаю за определенную профессиональную этику. Считаю, что люди, которые создают продукт, именно они и должны нести ответственность за свой продукт. Если они делают свой выбор в пользу одного человека, а потом через какое-то время в пользу другого, значит, это их решение, и основано на каких-то выводах. Все, что происходит в эфире, на ивенте, — все должно быть максимально органично. Если ты считаешь, что человек должен справиться со своей функцией, и у тебя не будет никаких косяков, проблем, твой продукт останется цельным и интересным, то тогда ты можешь привлекать людей из любых областей, знакомых с игрой или нет. Риски, конечно, возможны. Если ты рискуешь, то ты рискуешь своим продуктом. За все отвечает продюсер шоу, организатор, директор. А касательно отдельных людей, это все детали, эти люди — винтики в механизме.

Я согласен с Вилатом, что появился ряд людей, которые индустрии вредят, но все-таки гораздо чаще индустрии вредят люди, которые находятся внутри киберспорта, ведут себя неподобающе, критикуют других под фейк-аккаунтами, на ровном месте пытаются создать скандал, живут своим негативом. Вот такое для киберспорта губительнее, чем люди, которые приходят извне и пытаются что-то там сделать. Я никогда не скрывал, что плоховато разбираюсь в игре Dota 2, хотя сцену я понимаю хорошо — турниры, трансферы, команды и т.д., это все без проблем. Поэтому когда меня позвали на EPICENTER, я был удивлен и польщен, потому что мне очень нравится работать на таких ивентах, на сцене перед камерой, я получаю от этого удовольствие.

— А конкретно в том конфликте ты на чьей стороне?

— Что касается того конфликта, я не хочу принимать чью-либо сторону, а лишь вернусь к своему высказыванию, что продюсер шоу должен был сам решать и отвечать за такие действия, если в итоге продукт получится крутым и принесет максимальную прибыль, значит, все было правильно. Если Занозин плохо отработал шоу, а потом его опять позовут, то это, опять же, будет вопрос к продюсерам, а не к Павлу. Я не знаю, что конкретно было тогда, но если бы шоу прошло без заминок, мы бы этот вопрос не обсуждали. Значит, действительно, что-то было не так.

— Если бы ты хотел быть про-игроком, то в какой игре?

— Конечно, в CS:GO.

— Расскажи о своих спортивных увлечениях.

— Во-первых, я кандидат в мастера спорта по шахматам…

— А кстати, шахматы и Dota 2 похожи? А то об этом часто говорят.

— Мое мнение, Dota 2 — это очень умная игра, это большое количество знаний, которые должен впитать в себя игрок: связки предметов, скилов, героев и т.д. Все это понимать на профессиональном уровне — это реально круто. Нельзя сравнивать эти две игры. В шахматах есть блиц, есть быстрые шахматы по 25 минут, а есть профессиональные партии, которые могут продолжаться несколько часов. Тебе нужно продумать действия соперника на очень много ходов вперед, а Dota 2 — это комбинация быстрых решений, их механического исполнения, с определенной мыслительной активностью. Так что игры разные, но играют в них определенно умные ребята.

— Давай вернемся к спорту.

— Как один из организаторов, я делал Юношеский чемпионат Европы по легкой атлетике, проработал 8 лет в футбольном клубе «Шахтер» на стадионе, поработал на финале кубка UEFA 2009 года в Стамбуле. Я был диктором, менеджером, руководителем группы, продюсером, у меня было очень много работ, связанных с медиаконтентом и развлечением людей. 5 лет на «Донбасс Арене» я работал в отделе маркетинга, в том числе и диктором стадиона. Встречал людей, на 52 тыс. человек что-то объявлял по динамикам. До сих пор мурашки по коже, когда слышу гимн Лиги Чемпионов. Мы планировали, как будем развлекать болельщиков, делали разные интересные программы, это очень непростая задача. Со мной работало много интересных ребят, которых раскидало по всему миру, очень креативные ребята. Это в целом, к спорту у меня отдельная предрасположенность.

А про себя… Года 3-4 назад я начал понимать, что чувствую себя и выгляжу плоховато. А раньше, до травмы колена, еще играл в баскетбол, можно сказать, на хорошем уровне, у меня было даже желание попасть в училище олимпийского резерва, когда в школе учился. После играл как любитель, но когда переехал в Киев, перестал играть и как-то совсем выпал из спортивной жизни. Даже бегать перестал. Ну и в какой-то момент ты смотришь на себя в кадр и понимаешь, что ты себе не нравишься. Ни в профиль, ни сбоку; в принципе не нравишься. Вообще, киберспортсменам кроме психологии надо добавить, чтобы они следили за собой в физическом плане. Только не в плане того, что ты должен выглядеть, как Аполлон, а в плане того, что ты должен перестать есть на обед шоколадки и запивать их энергетиком. Игрок же не задумывается на тему того, как уровень сахара влияет на его реакцию, ты же не задумываешься, что лучше съесть на завтрак, чтобы лучше сыграть. А реально все влияет! Просто научной базы в киберспорте под это дело не существует, а в спорте есть. Я понял, что своим примером (помимо того, что буду выглядеть и чувствовать себя лучше) я могу показать своей аудитории, что спорт — это несложно, это здорово, возможно в любом возрасте; я считаю, это у меня пока получается, только курить надо бросить.

— Какие у тебя текущие успехи в спорте?

— Успехами это не назвать. Пробежал с плохим результатом марафон 42 км за 4:18. Полумарафон за 1:52 этой весной, в июне была спринтерская дистанция триатлона — это 750 метров надо проплыть, 20 км проехать на велосипеде и 5 км пробежать. Я с этим справился за 1 час 28 минут, и это вообще не результат. Особенно когда смотришь, что в возрастной группе 50-59 тебя сделали каждый минут на 7-10. Собираюсь в течение 5 лет готовиться к длинной однодневной гонке под названием IronMan. А этой осенью решил сделать половину этой дистанции — это 2 км проплыть, 90 км проехать на велосипеде и 21 км пробежать. Я планирую все это проделать где-то за 6 часов, хотя нельзя никогда так загадывать, надо просто работать на свой максимум.

— Ты работал вне киберспорта? Назови что-нибудь самое жесткое.

— Да, конечно, я много где работал. Самое жесткое, наверное, — я продавал хот-доги на вокзале. Мне было 15 лет, стоял маленький ларек-трейлер на ЖД вокзале в Донецке, и я по ночам делал и продавал хот-доги. За лето я накопил на кроссовки и на футболку Cypress Hill. Я тогда очень любил рэп, у меня даже группа была со школьным товарищем. Я еще работал диджеем в клубах, работал диджеем на радио. У меня было свое небольшое ивент-агентство, снимал фильмы, документальные фильмы. Я вел очень много разных мероприятий, от корпоративных до спортивных. Еще я работал на местном телеканале редактором, можно сказать, это была единственная офисная работа в моей жизни.

— Расскажи про семью. Сильно ли жизнь изменилась, когда появился ребенок?

— У меня жена Катя и дочка Таня, ей 4,5 года. Когда ребенок появился, мы как раз переехали в Киев, я начал работу в Starladder. Что-то, конечно, поменялось. Я теперь хочу больше времени проводить с дочкой, держать себя в хорошей физической форме, чтобы она мной гордилась.

— Повлиял ли на тебя российско-украинский конфликт?

— Не очень люблю об этом говорить, это повлияло на огромное количество людей. На мою жизнь это повлияло, к счастью, гораздо мягче, чем на судьбы и жизни огромного количества людей. Возможно, я стал чуть мрачнее после всего этого, чем был раньше. На мои личные взаимоотношения с российскими киберспортсменами этот конфликт никак не повлиял.

— У тебя есть мечта, которую ты хочешь осуществить в будущем?

— Основная цель — это чтобы моя дочь гордилась мной. Я хочу как можно больше времени оставаться молодым. Индустрия киберспорта питает тебя хорошей, приятной энергетикой, и хотелось бы всегда оставаться позитивным, веселым и любящим жизнь человеком. А если мы говорим о какой-то конкретной мечте, то, конечно, кто бы из нас не хотел иметь свой бар? Ну или было бы круто жить на берегу океана и сдавать велосипеды и серфы в аренду.

Сообщество Аркадия OverDrive Мясницкого во «ВКонтакте».

Комментарии