advertisement banner
i
C

Интервью с Виталием "Vilat" Волочаем

Следить за новинками можно здесь!

— Где уровень комментирования выше, в Dota или CS:GO?

— Можно долго спорить на эту тему, но я считаю, что уровень комментаторов в CS:GO намного выше. В CS:GO у комментаторов должна быть больше вовлеченность в игру, они должны больше времени тратить, чтобы разбираться и понимать, что происходит на экране. В «Доте» у тебя одна карта и 100 героев, у тебя не настолько много переменных, как в CS, нет столько стратегий, разных микромоментов, разных гранат и действий. В «Доте» все течет плавно, что-то уникальное и редкое происходит нечасто, а в CS все наоборот — постоянный экшен. К этому надо быть готовым, нужно уметь перестраиваться. Комментировать CS сложнее, чем «Доту», и чтобы его комментировать хорошо уровень, комментатора CS должен быть выше уровня комментатора «Доты». Я не говорю про каких-то конкретных комментаторов, я говорю о среднем уровне комментирования в этих играх.

— Русские игроки в CS практически не смотрят русскоязычные трансляции, в «Доте» такая же ситуация?

— Я думаю, что это неправда. Я иногда общаюсь с разными про-игроками, бываю у них на буткемпах, и если они смотрят стрим, то русскую трансляцию. Просто ситуация следующая: наши комментаторы болеют за наши команды, и когда они начинают переживать за результат, они начинают гнобить игроков, ругают, говорят: «Боже, что же вы делаете?». Как yXo, например. Конечно, профессиональному игроку это неприятно, но он не пойдет писать в твиттере о том, какой же yXo плохой комментатор, или что-то вроде: «Что же несет этот Слэм». Если они такое напишут, на них сразу набросятся, поэтому они в отдельных интервью говорят, что они русские трансляции никогда не смотрят, а смотрят только английские. Все они слушают русские стримы, не надо выдумывать, а то, что им это не нравится, я прекрасно понимаю. Игрокам по «Доте» тоже не нравится, как комментируют их матчи. Но это понятно, игроки разбираются в игре лучше комментаторов.

Я как комментатор матча могу не понять какую-нибудь связку, которую команда только отработала. Я, возможно, не пойму, почему герой именно туда побежит, а не в другое место. Мне игру показывают обсервер и режиссер трансляции, если игрок умирает в чужом лесу, а я не знаю, почему он там оказался, я скажу: «Господи, что ты там делаешь?», а у команды может был гениальный план, о котором только игроки знали. А я передал зрителям, что игрок просто пошел и умер, они это услышат и тоже так воспримут. Мы не всегда знаем о задумках команды. Я часто общаюсь с игроками и в «Доте», и в CS на тему комментаторов. Я им всегда рассказываю, что в NFL, неважно в плей-офф или в регулярном сезоне, у комментаторов матча перед игрой будет встреча с тренерами двух команд. Они подписывают договор о неразглашении, и на таких встречах у тренеров спрашивают все, что их интересует. О тактических заготовках, о тех моментах, где комментатор думает, что это ошибка. Тренер рассказывает, что если мы делаем вот так, то это не значит, что мы идиоты, это специальная комбинация, чтобы сделать это и это. То есть комментатор подходит максимально готовым к матчу. У нас в киберспорте, если ты после игры подойдешь к игроку команды и спросишь: «А ты вот на Б кривую раскидку делал, это ты ошибся или что это было?», то игрок тебя пошлет. И ты в следующей трансляции опять не будешь знать, что хочет сделать этот игрок. Игрокам и комментаторам нужно плотнее общаться. Рано или поздно к этому все придет.

— Про-игроки по «Доте» не любят тебя слушать? Миф или правда?

— Это больше миф, чем реальность. Ну, может, не все любят мою аналитику. Иногда я комментирую матчи один, приходиться не просто рассказывать, что происходит на карте, мне приходиться объяснять, почему взяли этого героя, почему взяли того. Это у меня, конечно, получается не очень хорошо. Я в «Доту» играю на суперсреднем уровне, у меня средний ММР, если взять всех игроков в мире, и понятное дело, что когда я что-то объясняю, для про-игроков это смешно. Я часто спрашиваю о фидбеке к своей работе. Всем нравится слушать мой play-by-play, мою энергетическую подачу информации. А вообще, много кто меня обожает. Есть те, кто ненавидит, кто-то равнодушен. Хорошо получается, когда я даю некий флоу, энергетический заряд, а когда я отдыхаю, мой сокастер уже объясняет в нюансах, что произошло. Комментаторы — это самая неблагодарная работа в СНГ. После любого матча, кто-нибудь точно напишет, что CrystalMay, sl4m, yXo, v1lat, CaspeRRR и т.д. — мудаки, что они чушь несут. Игроки считают, что они бы сели и откомментировали лучше. У меня даже была такая практика. XBOCT откомментировал 2 часа и после сказал: «Нет, спасибо, я этим больше заниматься не буду. И гнобить я вас тоже больше не буду, я понял, насколько это сложно».

— Меня напрягает, что у многих комментаторов интеллектуальный критерий, словарный запас, троллинг уровня 10 класса... Что ты думаешь по этому поводу?

— Есть 2 группы зрителей: есть люди постарше, которые хотят посмотреть игру, им важна сама игра, а не шоу. Им важно понимать, почему тактически так сыграно, кто куда пошел и т.д. Есть вторая группа зрителей, которые любят экшен, которые хотят, чтобы было весело, которые поставили свои денежки, которые просто хотят развлечься. Им все равно, кто какую сделал подсадку или бросил гранату. И вот эта вторая группа больше влияет на развитие комментаторов и аналитиков. Эта группа более активна в соцсетях, на сайтах. Их вообще просто больше. Ни и обычно, когда появляется новый комментатор или комментатор переходит в новую дисциплину — например, как Smile, который начал комментировать CS, и вроде неплохие о нем отзывы, — ему намного проще стать своим в дисциплине, если он будет лоялен к этой аудитории, которая хочет экшена, драйва, шутеек и тд. Если ты будешь пытаться комментировать академически, то очень сложно будет понравиться молодой аудитории. Я с тобой полностью согласен в том, что мне тоже нравится смотреть CS, когда идет полный разбор ситуации. Но чтобы стать популярным комментатором, мало спокойно и качественно откомментировать игру. К примеру, Enkanis, который работает на RuHub, и Lenin, который работает на StarLadder, — они академически четко, классно работают, у меня к ним за все время нет ни одной претензии, но они не так популярны, как ceh9, yXo, sl4m, которые разваливают в эфирах, в любой момент могут крикнуть: «Как же тупо он сыграл» и т.д. Мы сами воспитали такую аудиторию, и сейчас прям взять и перепрограммировать эту аудиторию просто так не получится.

— Когда будет такой уровень комментирования, чтобы можно будет сравнивать с футболом?

— Я думаю, что мы уже близко к этому уровню. Вообще, все организации, которые занимаются освещением турниров в СНГ, я говорю про StarLadder, RuHub, UCC и т.д. рассказывают о том, как они занимаются с комментаторами — курсы дикторов и другая подготовка, — это все фигня. Они все врут, никто и никогда в этих организациях не занимался с комментаторами. Никто никогда не проводил курсы ораторского и актерского мастерства. Про это всегда ходят разговоры, но до дела никогда не доходило. Каждый комментатор занимается собой сам. Я знаю некоторых комментаторов, которые сами нанимали себе преподавателей, чтобы стать лучше, чтобы правильно разговаривать, правильно выбирать слова, но это единицы. Основная масса плывет по течению, основная подготовка — это почитать твиттер. Организации никак не помогают, поэтому пока сами организации не начнут помогать своим кастерам совершенствовать навыки, мы не сможем сделать качественный шаг вперед и сказать, что кастинг в киберспорте такой же, как и в большом спорте.

— Посоветуй мотивационные книги или фильмы.

— Сложно сказать. Я не скажу, что меня мотивировали фильмы или книги. Я вообще с опаской отношусь ко всяким книгам вроде «Как стать лучше» и так далее. Я многое перечитал, и мне это ничего особо не дало. Может, потому что я заранее предвзято относился к такой литературе… Знал, что эта книга попытается на меня воздействовать, и заранее был против. Точно так же с фильмами и сериалами. На меня сильно влияют некоторые медиаперсоны. Я смотрю, как они развиваются и что делают, и меня это сильно увлекает. Я не говорю про Роналду, я говорю о людях, которые гораздо проще, которые вот у нас на виду. Например, Wylsacom, человек которого фоловит половина российского интернета. Четыре года назад он начал обозревать технику, ничего особенного. А сейчас он один из самых богатых блогеров России. Но этот парень работает нон-стоп, он все время делает что-то новое, расширяется в сторону компьютерных игр, в сторону машин, постоянно растет. И ты видишь, что человек не просто стал популярным и отдыхает, но продолжает работать, не останавливается. Еще пример — «Картавый футбол» Никиты Ковальчука. Он вроде работал на телевидении, все было нормально, но он ушел с ТВ и начал делать свои проекты, сейчас появился классный проект «Я тренер», люди подписываются, популярность проекта растет. Вот ты смотришь, как эти люди работают нон-стоп, как они все время что-то новое придумывают, как они все время улучшаются и расширяются, создают новый контент, — и вот этим ты можешь вдохновиться. А так я не понимаю, как можно вдохновиться книгой, написанной каким-то шутом 20 лет назад.

— А что касается книг-биографий? Например, Егора Flamie Васильева вдохновила книга сэра Алекса Фергюсона.

— Возможно, да, тут Flamie хорошо напомнил. Я читал эту книгу. Еще мне понравилась автобиография Стивена Джеррарда. Есть чудесная автобиография лидера Сингапурской революции, которую я бы рекомендовал людям прочитать. Про экономическое чудо Сингапура, почему Сингапур живет так, как сейчас. Эта книга, возможно, мне дала больше всего. Она дает понять, что если отбрасывать личные блага и пытаться, чтобы было хорошо всем остальным, то в итоге станет хорошо тебе.

— Михаилу Dosia Столярову из Gambit нравится книга тренера Майкла Фелпса.

— А мне не понравилось. Потому что она очень неискренняя. У меня среди друзей есть много украинских и российских профессиональных пловцов, они, кстати, фанаты киберспорта, много смотрят «Доты» и CS. Я общался с ними по поводу Фелпса, и они говорят, что это очень скрытный человек, очень много он неправды говорит в интервью и при личном общении, а эта книга — больше художественное произведение, чем автобиографическое. Но в целом я соглашусь, что если киберспортсмен ищет вдохновение, то лучше искать в автобиографиях легендарных спортсменов и ни в коем случае не в этих книгах про мотивацию, я прям не перевариваю такие книги.

— Ты был про-геймером до того, как стал комментатором?

— Я 2-3 года играл в FIFA, на отборочных WCG занимал 3-4 места, но это максимум.

— А как ты стал комментировать?

— Где-то в 2006 году, опять же, на турнире по FIFA где-то в регионе. Я довольно рано вылетел, весь плей-офф был еще впереди. И организаторы сделали вывод трансляции на экран, чтобы вылетевшие игроки и просто зрители смогли посмотреть матчи. Без комментатора было смотреть скучно, и, выпив пивка, предложил покомментировать, и людям понравилось. Потом я приехал в Киев и еще раз на каком-то турнире комментировал FIFA, людям опять понравилось. В этот же момент я заинтересовался «Дотой». У меня появилась мысль, что если я могу комментировать FIFA, почему не комментировать «Доту» или Warcraft III? Если в Warcraft я не до конца вник и разбирался хуже, чем ребята, которые уже в нем были, то в «Доте» эта ниша была пуста. Игра только начиналась, к ней все относились со смехом, был только CS 1.6, StarCraft, а тут мы приходим. Я приехал на первый ASUS, покомментировал в радиорежиме, потому что тогда еще не было таких технологий, как сейчас, люди должны были синхронизировать через специальный софт мои комментарии с самой игрой. Потом меня на следующий ASUS пригласили, люди стали понимать, что в этом все-таки что-то есть. А я понимал, что у меня неплохо получается, ну и так началась моя карьера.

— Ключевые события, которые тебя сделали топ-комментатором?

— Во-первых, то, что я не бросал игру, когда все считали, что шансов у нее нет. В 2007 году «Дота» начала разгоняться, в 2008-2009 годах в нее играло очень много людей, но крупных турниров не было. Был DTS Cup, хороший турнир с хорошими призовыми, который проходил 2 года, на «Асусах» были довольно смешные призовые для «Доты», заработать на «Доте» было невозможно. Кто-то пытался войти в комьюнити «Доты», разные сайты начинали освещать, что происходит в «Доте», но быстро отказывались, потому что на этом нельзя было заработать. «Дота» была не основным моим заработком, я и не рассчитывал, что она будет, параллельно я работал. Так я и продержался. Видимо, поэтому люди меня запомнили и продолжили меня смотреть, когда «Дота» выходила уже на новый уровень. Когда анонсировали первый The International, я офигел, это были какие-то космические цифры для 2011 года — миллион долларов. Через 20 минут я получил письмо от Valve, что я молодец, 5 лет освещаю эту игру, и меня хотят пригласить на ивент комментатором. Я вообще сначала не поверил, но оказалось, что я не просто так все время работал в этой игре, а там об этом знали, за мной смотрели все это время. Так что это, наверное, основные два момента: то, что я игру не бросил, и то, что меня позвали на первый TI, ну а дальше обратного пути уже не было.

— Какое у тебя высшее образование?

— Меня сначала выгнали из института, потому что я слишком много играл в Lineage, потом пришлось перепоступать. В результате я закончил факультет менеджмента и маркетинга. Грубо говоря, я знаю, как работает бизнес, как работают продажи, но в моей профессиональной карьере институтские знания мне никак не понадобились.

— Когда ты полностью переключился на киберспорт? Где ты до этого работал вне киберспорта?

— Только в 2011 году я полностью сконцентрировался в сфере киберспорта, а именно на StarLadder. На StarLadder я и в 2010 работал, но это было моей второй работой. А так я работал в разнообразных интернет-компаниях, в интернет-магазинах, занимался наполнением сайтов. С 2009 по 2010 год я работал в магазине сантехники, как я проще называл — продавал унитазы, и это в шутку все любят вспоминать. На самом деле я разрабатывал сайт для этого магазина. Я вместе с командой друзей из института делал эти сайты, и, кстати, с ними же я создавал RuHub, так что мы через многое прошли. То есть два года это была офисная работа. Я всегда пытался заниматься тем, где меня никто не будет задалбливать. Я настраивал разные поисковые запросы, я работал в SMM, разрабатывал сайты, но все равно большее время, сидя в офисе, я смотрел реплеи из Warcraft и StarCraft, потому что это было интереснее. Я реально терял время на работе, ждал быстрее вечера, чтобы покомментировать игру, или выходных, чтобы поехать на LAN.

— Основной причиной ухода из RuHub стало то, что руководство решило централизовать все в Москве?

— Других причин у меня и не было. За последние три года я раз 20 приезжал в Москву. Это сложно. Тем более сейчас, когда надо летать через Минск, это занимает весь день. Получается, что ты удаленно работаешь и раз в две-три недели ты должен приезжать в Москву, это неудобно.

— Почему ты о своем уходе написал 1 апреля? Я думаю, многие приняли это за шутку.

— Мы договорились заранее, где-то в начале марта, что до конца марта работаем, потом передаем все свои дела, закрываем контракты и так далее. Так что до 31 марта мы реально работали, последний эфир у меня был как раз 31-го вечером. Я думал, что вот мы закончили работать и через пару дней будет официальный анонс. Но вечером в этот же день от ESforce-холдинга приходит письмо, что завтра будет релиз. Я просил перенести хотя бы на 2 апреля, потому что весь день придется отбиваться, что это шутка. Но они решили сделать так, если 31-го заканчивается сотрудничество, то 1-го официально об этом объявляем. И все равно, что там за день. Я еще в течение недели всем объяснял, что это реально была не шутка и я больше в RuHub не работаю. Дурацкая ситуация получилась.

— У тебя есть команды, с которыми ты враждуешь и с которыми дружишь?

— Меня ненавидят практически все организации, именно организации, сами игроки в основном относятся ко мне хорошо. Я когда комментирую игры наших команд, я это делаю с точки зрения боления, то есть все время кричу: «Что ж вы делаете?», «Зачем это было нужно?», «Ну почему вот так вот?». Я всегда хочу, чтобы наши команды выигрывали, всегда были на топовых турнирах, проходили китайцев.

— У тебя личная неприязнь к китайцам?

— Нет, никакой расовой неприязни нет. Я за них иногда больше болею, чем за американцев и европейцев. Суть в том, что когда наши приезжают на крупный турнир в Шанхай и получают 0:10 — это обидно.

— Ладно, вернемся к организациям.

— Ну так вот, когда наши команды проигрывают, мне больно и неприятно. Я себя не сдерживаю, если я не напишу в твиттере: «Ну вы и идиоты!», то никто не напишет. Я всегда открыто пишу. Например, что-то типа: «Empire, вы поехали на турнир, но сыграли очень плохо, потому что у вас два идиота в команде, они не доигрывают, сделайте замены в составе и у вас все будет хорошо». Понятное дело, клубу это не нравится; когда я пишу все честно и открыто, они думают, что я это пишу, чтобы попиариться. А я это пишу, потому что хочу, чтобы эта команда стала лучше. Но раз в неделю от кого-нибудь мне прилетает, что я хейтер NaVi или Virtus.pro. Ни разу никто не скажет, что v1lat просто сильно болеет за кого-то. Все думают, что я всех ненавижу. Ну, пусть так и думают. Что касается игроков, то все у меня всегда с ними было хорошо. Были, правда, некоторые игроки, с которыми были какие-то недосказанности, но это все в прошлом. Если какой-то напряженный момент есть, то он обычно заканчивается на первом LAN-турнире при личной встречи, когда мы садимся и обсуждаем спорный вопрос.

— Участвовал ли ты в замене игроков?

— Нет, хотя уже давно ходят какие-то странные слухи, что я участвовал в каких-то заменах. Последний раз, когда я занимался какой-либо командой, это была команда Garaj Gaming — великолепный микс, это было после DTS, которую я менеджерил и которую растаскали по разным командам, одна из них была NaVi, которая выиграла тогда The International. Тогда мы с Garaj Gaming ездили по турнирам. Поехали в Казахстан, нам Moscow Five предложили оплатить поездку, но чтобы мы играли под тегом M5. Сразу после турнира, одного игрока Диму LighTofHeaveN забрали в NaVi, тут я ничего не мог сделать, потому что я уже по факту узнал эту информацию: у NaVi зарплата была в 5 раз больше, чем у М5, мне нечем было удержать игрока. После этого многие стали говорить, что это я переманил Лоста в NaVi, потом оказалось, что Дима Смелый в каком-то интервью так сказал. Я не понимаю откуда такая информация была. У меня в то время вообще были контры с NaVi, а именно с Сашей ZeroGravity, потому что он у меня украл Dendi и Artstyle из DTS, так что я с ним не общался, я сильно на него обиделся. Потом он, получается, и Лоста забрал, а Дима Смелый почему-то посчитал, что я участвовал в этом переходе, и зачем-то это выложил в интернет. Ну вот так же и сейчас кто-то говорит, что я участвую в трансферах игроков. Это бред, никогда такого не было и никогда таким не занимался.

— А с тобой могут посоветоваться по поводу пиков?

— Вот тут да, со мной часто советуются капитаны и владельцы команд. Они мне могут написать: «V1lat, мы хотим взять того и того игрока или того игрока и тренера, что ты о них думаешь?». Так что по моему совету часто берут в команду людей. Например, Vega Squadron взяли к себе в команду хорошего тренера — девушку из Голландии. Они уже год работают, у них улучшились результаты. Причем со мной советовались с двух сторон: сначала Vega по поводу тренера, потом тренер по поводу Vega. Тот же новый состав Virtus.pro собирался не без консультации со мной. Когда Антон Черепенников собирал состав по «Доте», он спросил мое мнение. Я сказал, что одного человека надо бы поменять, и хорошо, что он меня не послушал и оставил, как хотел, потому что VP после этого год всех обыгрывают. Так что я участвую в шафлах, но в рамках консультанта. Скажем, предоставляю консалтинг-услуги бесплатно.

— Вопрос, который сейчас актуально задавать: можно ли играть в 30+?

— Нет. Ты не можешь сидеть в 30+ лет и 14 часов в день играть в «Доту» или в CS. У тебя однозначно есть семья, друзья. Ты не можешь сидеть на буткемпах, ты не можешь все время куда-то улетать. Теоретически, можешь, но какая это тогда будет семья? Так что тут вопрос не в скорости реакции в 30+, о которой все рассказывают. Это все бурда, у любого человека в 30 лет с этим проблем нет. Сколько спортсменов даже в 40+ с сумасшедшей реакцией. А у нас в киберспорте выдумали, что только молодые могут играть. Тут только социальная составляющая, чем ты становишься старше, чем больше у тебя других увлечений, которыми ты хочешь заниматься помимо киберспорта, поэтому тебе становится сложнее держаться на уровне с семнадцатилетними задротами.

— На прошлом «Эпицентре» какая-то команда из Китая написала в райдере, что у каждого в номере должно быть по кошке, это правда?

— Точно не знаю, но что-то такое было. Но скажу, что происходят разные вещи. У игроков и у комментаторов запрашивают райдер, где они пишут, чего бы они хотели. Обычный райдер комментатора — это чай и теплая питьевая вода. Но у некоторых комментаторов, в том числе и в CS, как и у некоторых игроков бывают странные запросы. Кто-то просит большого плюшевого медведя, кто-то — три банки арахисового масла, а еще кто-то действительно попросит кота. И котов предоставляли, не помню, были ли это китайцы, но такое вроде было. Кота брали в аренду на неделю и заселяли в номер к игроку. Были ребята, которые в шутку писали, что они хотят, чтобы их в номере ждала полуголая женщина. И им организаторы тоже в шутку это устроили. На самом деле, все эти запросы по факту стоят копейки, ну человек захотел плюшевого мишку, ну пойди ты и купи за 1 000 рублей медведя, и человек будет счастлив, потому что он привык спать в обнимку с медведем, и теперь он у него есть.

— Какая игра требует большей интеллектуальной отдачи Dota 2 или CS? Другими словами, какая игра «умнее»?

— Сложно сказать, проблема «Доты» в том, что Valve каждую неделю целиком меняют баланс в «Доте». Две недели прошло, ты не успеваешь привыкнуть — и опять новое изменение. Капитаны и тренеры сидят и думают все время, что же теперь будет работать. С точки зрения динамики и принятия верных решений CS, конечно, сложнее. Если в «Доте» ты 20 минут фармишь к одной битве — некой кульминации, где надо успеть вовремя и правильно все продумать и прожать все скилы, чтобы убить врагов, то в CS у тебя такие кульминации каждые две минуты. Так что с точки зрения того, сколько надо думать во-время игры, CS сложнее. С точки же зрения того, сколько надо думать при подготовке, «Дота» сложнее.

— Сколько можно заработать в месяц, работая комментатором?

— Надо разделять на две части. Потому что есть The International, а есть все остальное. На TI ты зарабатываешь четыре-пять обычных месячных зарплат. Англоязычные комментаторы зарабатывают по 40 тыс за «Инт», мы — в два раза меньше, но все равно 20 тыс. за ивент на человека — это более чем. Ну если мы не берем TI, если хорошо поработать, разные спецпроекты, спонсорские активности, то до 10 тыс. можно заработать. Комментируем мы разные матчи, чтобы держаться на плаву, чтобы нас узнавали, тогда нас зовут на спецпроекты и на мероприятия, где идет наш основной заработок.

— У тебя есть помимо киберспорта заработки?

— Пока нет, но у меня есть проект, над которым я начал работать. Он связан с большим спортом. Пока это сайт и подкаст, скорее всего, это будет сеть из подкастов, называется SportHub, мы уже два года записываем выпуски, набралось около двухсот. К нам приходят разные гости спортивные, мы общаемся про NBA, про NHL, пытаемся сколотить аудиторию, уже где-то по четыре-пять тыс. прослушиваний, для большого спорта это много. Этот проект — единственное, чем я помимо киберспорта занимаюсь. Пока он денег не приносит, но, я думаю, в ближайшее время смогу вывести проект на какую-нибудь коммерческую основу.

— А что самое существенное, что ты купил на заработанные в киберспорте деньги?

— Первой покупкой на деньги в киберспорте была машина, и вот в этом году я сумел позволить себе купить квартиру в Киеве.

— Какая машина?

— В 2013 году купил Hyundai Elantra. Я тогда еще не особо умел ездить, поэтому я не рисковал брать машину посерьезнее.

— Были ли моменты, когда ты хотел уйти из индустрии киберспорта?

— Были и довольно часто. Меня напрягает в киберспорте, что это как большой подъезд: везде есть подъездные бабки, которые пытаются делать вид, что они все знают, пытаются кому-то насолить, что-то решить, но они никогда даже и близко не были в киберспорте. Они просто пытаются сюда проникнуть, потому что это популярно, здесь появилось много денег. Например, ты делаешь ивент, в течение долгого времени вкладываешь в него душу и время, стараешься изо всех сил сделать так, чтобы этот ивент был «бомбой». Но потом на сцену выходит Павел Занозин, который вообще не вдупляет, что такое киберспорт и что это за ивент, несет тотальную ахинею со сцены, просто потому что организаторы решили его нанять, потому что он из телевизора, потому что он несколько постов написал в Facebook о том, какие люди в киберспорте непрофессионалы, а он профессионал. Ты смотришь на это вместе со всем стадионом, и тебе стыдно за происходящее. В такие моменты тебе стыдно за киберспорт, и ты не понимаешь, почему это происходит. Почему есть Степа Шульга, который сидит дома, а непонятно кто на сцене. Почему киберспортивные боссы, которые хотят, чтобы киберспорт развивался, обращают внимание на людей, которые пришли непонятно откуда, которые просто увидели деньги от Алишера Усманова и побежали быстрее в киберспорт. Почему предпочтение отдают таким людям?

— Расскажи про свою семью.

— Я живу со своей женой, ее зовут Инна. Мы уже 16 лет вместе, 13 лет живем вместе, четыре года как женаты. Она очень много раз мне помогала на разных киберспортивных событиях, на заре моего становления. Она прошла со мной все периоды, когда мне приходилось работать в нескольких местах, по ночам комментировать, а утром ехать в офис, ездить на свои деньги на ASUS в Москву, искать деньги для пацанов из Киева, чтобы они смогли поехать в Москву. Когда не было еще съемочных бригад, она ездила со мной, помогала мне все делать. Начиная с того, чтобы просто принести чаю, потому что у меня не было времени, заканчивая тем, что она мне помогала подготавливаться к интервью, собирая материалы про игроков, чтобы мне было проще. В какой-то момент она сама стала работать в киберспорте на разных ивентах. Сейчас она не работает, она в декрете, у нас родилась дочка. Дочке почти два года, она очень быстро растет, а я, к сожалению, этого не вижу, потому что все время в разъездах по ивентам, а мне хочется больше времени проводить с дочкой. Это тоже был один из факторов, почему я ушел из RuHub. Дочь зовут Кристина. Это будет довольно странно для многих, но зовут ее в честь словенской горнолыжницы Тины Мазе. У меня жена фанатка горных лыж, это была ее любимая спортсменка, чемпионка олимпиады в Сочи. Вот мы решили назвать дочь в ее честь.

— Ты хотел бы, чтобы твои дети в будущем пошли в киберспорт?

— Сейчас рано об этом говорить, когда будет ей 16, можно об этом думать, но это только через 14 лет, неизвестно, какой киберспорт будет тогда. 16 лет назад, когда появился CS 1.3, потом 1.6 и все говорили: «Какие же чудеса происходят». Вышел первый StarCraft — все были шокированы. А сейчас что? Виртуальная реальность, 90-дюймовые экраны, 4K-трансляции, 1 000-терабайтные диски... я не знаю, что будет через 14 лет. Но я вижу, как это развивается, как это растет. Здесь приятно работать, если ты правда работаешь, а не просто тусишь. Так что я буду не против, если мой ребенок пойдет в киберспорт.

— Какое твое основное хобби?

— Мое основное хобби — это спортивные трансляции. Я фанат спортивного продакшена. Иногда смотрю некоторые виды спорта, притом что мне вообще неинтересно, как закончится гонка в условном NASCAR или Formula 1, или волейбольный матч какой-то. Я смотрю на продакшен, как работают комментаторы, как проходит трансляция, какие пускают титры. Все свободное время, которое я не комментирую, я что-то смотрю. Вот, после игр «Эпицентра» приехал в отель, мне вроде как надо пойти лечь спать, отдохнуть, но до 5:30 я смотрел матчи NBA по телевизору, а на планшете был матч NHL, и только потом заставил себя заснуть. Если я уйду из киберспорта, я бы хотел уйти в спортивную тематику. У меня есть уже предложения на эту тему, на Украине меня зовут на трансляции разные, некоторые трансляции я даже комментирую: NFL, иногда баскетбол. Целиком я этим не занимаюсь, потому что несравнимо меньше платят. Не знаю, как в России, но на деньги спортивных комментаторов на Украине семью трудно содержать, хотя вроде слышал от людей, работающих на «Матч ТВ», что в России такая же ситуация. Я бы хотел работать в спорте, если бы был хороший заработок.

— Есть ли у тебя большая мечта в контексте твоей работы?

— Я бы хотел возродить WCG, только сделать это правильно. Сделать большую киберспортивную Олимпиаду, которая будет проходить в течение месяца, где будут играть победители The International, мейджоров, Worlds и т.д. Может, если не провести, то хотя бы посетить такое мероприятие. Это как «Мстители» в кино, 20 разных фильмов собраны в 1 суперфильм.

— А если вне киберспорта?

— Я хочу открыть свой спорт-бар, хотя меня жена за эту идею может прибить. Просто барная стойка, куча мониторов, где идут разные трансляции. Этот бар не ставочного характера, таких полно. Это бар, где люди могут съесть кусок мяса или куриные крылышки, выпить 20-25 сортов пива и просто посмотреть футбол, например. Простой, обычный, мужской спорт бар. Такого нет в Киеве, но я знаю, что на это есть спрос. Потому что я сам ищу такой бар, куда можно пойти с друзьями и посмотреть баскетбол, попить пиво. А в итоге ты должен идти куда-то, где есть кальян, ставки, суши, а это уже не то.

— Кто в этом году выиграет NBA? За кого болеешь?

— Выиграют Golden State, у них вернулся Curry, думал, поборются с Houston, но нет. Леброна я ненавижу, потому что я болею за Бостон, а он все время этот Бостон унижает, бьет и так далее, неприятно. Но в то же время я его уважаю, он играет один против девятерых, у него в команде играют какие-то очень слабые игроки, которые бы даже в России не заиграли. Я не знаю, как с ними можно выигрывать, но он умудряется это делать. Вот этот чел, который может мотивировать своей жизненной историей, он легенда.

— За кого ты болеешь в NFL, который ты комментируешь?

— Я болею за Сиэтл, объясню почему: я начал летать на The International в 2013 году в город Сиэтл. Так год за годом и волей-неволей ты начинаешь общаться с людьми, которые живут в этом городе, с сотрудниками Valve, с украинцами, которые работают в Valve. Ты понимаешь чем они увлекаются, они зовут тебя пойти в бар, потому что играет их Сиэтл, и так я постепенно тоже стал болеть за эту команду. Они, конечно, сейчас очень печальные, и будут такими еще лет 10, но неважно, болеют же не потому, что команда выигрывает.

— А в NHL?

— В NHL болею за Бостон, как и в NBA. Я ненавижу Вашингтон и Питтсбург. Питтсбург просто надоел, а за Вашингтон просто не могу болеть, я не перевариваю этот франчайз. Это не относится к Овечкину, он великий игрок. От Лас-Вегаса я в шоке, не удивлюсь, если выиграют кубок Стэнли.

— А что касается ЧМ по футболу, выйдет ли Россия из группы?

— Я, как любой нормальный украинец, болею против сборной России, против соседей в разных видах спорта, я также всегда болею против поляков. На самом деле, я думаю, что Россия выйдет. У них есть 2 угрозы: Суарес и Салах. Интересно будет посмотреть на Салаха, сможет ли он в соло выиграть игру. Саудовскую Аравию я не считаю за соперника, я думаю, что их все отгоняют. После 2006 года, когда СА была в группе со сборной Украиной и проиграла 0:4, у меня интерес к этой команде пропал. Мне понравилось, как сказал Smile, что это будет типичная сборная России, проиграют самым слабым, сыграют в ничью с равным, выиграют у самого сильного соперника и выйдут как-нибудь по разнице мячей со второго места.

— А вообще за кого будешь болеть на ЧМ?

— Я болею за одну сборную, за это на меня ругались русские подписчики. Я болею за сборную Бельгии и очень хочу, чтобы когда-нибудь при моей жизни чемпионом станет Англия. Испанию не люблю, они очень приелись после доминирования с 2008 года по 2012-й. Они испортили финал против Италии, когда все готовились к интересному матчу, а получилось без шансов.

— Повлияла ли политика на твое общение с российскими киберспортсменами?

— На меня не повлияло. Может, на кого-то из моих российских знакомых и повлияло. Вот мы видим состав VP, играют украинцы с русскими, вообще никаких проблем, NaVi по CS — два русских. Я не понимаю людей, которые думают, что NaVi после игр собираются на буткемпе и обсуждают, чей Крым. В чем смысл? Я не понимаю, почему люди думают, что мы должны обсуждать политику. Киберспортсмены — уже взрослое поколение, это люди, которые не смотрят телевизор, у них мозги чистые, они понимают, что происходит в мире. Они никогда в жизни не будут поднимать вопросы, которые поднимают клоуны с телевидения. Если бы нашими странами управляли люди нашего поколения, то этой бы херни уже давно бы не происходило. Я не понимаю, почему в 2018 году, когда человечество готовится высадиться на Марс, какие-то уроды бегают с автоматами, берут заложников, кого-то убивают. У меня это в голове не укладывается; 80% населения с одной и с другой стороны агрессивно друг к другу настроено, и это в ближайшие лет 20 поменять вообще никак. За это огромное спасибо нашему телевизору и разным государственным службам. Год назад на киевском мейджоре, то есть это уже прошло два года после старта конфликта, журналисты общей прессы не задали мне ни одного вопроса по поводу турнира, все спрашивали только о том, как получилось, что российская команда в финале, а весь киевский дворец ее поддерживает. Я говорил, что потому что у вас в голове мусор, надо думать о людях, а не о том, что показывают по телевизору. Может быть, киберспорт как-нибудь поможет разрешить политическую ситуацию.

Комментарии