advertisement banner
i
C

Thorin: «Я постоянно вступался за СНГ»


Я и сам не заметил, как беседа с Торином затянулась почти на два часа. Чтобы не мучить вас гигантским объёмом, решил выпустить это интервью в трёх частях.

— Каково это — быть главным «злодеем» CS:GO-сцены?

— О да, люди обожают меня ненавидеть. Ты прав, я злодей. Но дело в том, что я не пытался им стать специально. Просто со временем понял, что именно эта роль в комьюнити подходит для меня.

К тому же такие персонажи существуют на протяжении веков.

В прошлом, когда, кстати, порядки были намного строже наших, единственные, кому дозволялось говорить о том, о чём все остальные боялись (справедливо опасаясь за свою жизнь) — были барды, шуты и все те, кто занимался сатирой.

Фанаты даже и представить не могут, как часто те, кого они считают уважаемыми аналитиками и хорошими ребятами, подходили ко мне за кулисами и говорили: «Я полностью с тобой согласен, но, конечно, сам этого никогда не скажу, так как не хочу тех проблем, которые есть у тебя».

Суть в том, что мало кто находится в той позиции, когда они могут говорить открыто. Так получилось, что у меня есть такая возможность. Мне повезло, как сложилась моя карьера в некоторых направлениях. Она сделала меня более толстокожим.

СНГ — отличный пример данной ситуации. Я никогда намеренно не относился к этому региону предвзято. Наоборот, многие не знают, что я единственный человек в истории западного киберспорта, кто постоянно вступался за СНГ.

Напомню, что я пришёл из Quake III, в котором было много великих игроков из СНГ. Например, Антон Cooller Синьгов, Алексей Cypher Янушевский, Алексей «uNkind» Смаев и Роман «Polosatiy» Тарасенко, если уж совсем далеко лезть. Некоторые из них действительно стали чемпионами, но изначально они просто были хорошими игроками, о которых многие говорили что-то вроде: «Они не были бы такими крутыми игроками, если бы играли против американцев» и т.д.

То же самое было и с CS. К сожалению, практически до появления CS:GO в СНГ не было по-настоящему великой команды. За исключением Natus Vincere, это всегда были сильные игроки, фантастические AWP'еры, у которых были проблемы с тактической стороной игры. Команды всегда формировались по принципу набрать пять сильных аимеров.

Еще раз повторю: за исключением NaVi в регионе не было действительно хороших команд. И опять я был единственным, кто говорил: «Послушайте, я знаю, что результаты у них не очень, но не думайте, что там нет хороших игроков. Тем более не думайте, что всё, что там есть, всего одна или две команды». Будучи историком, я изучил СНГ-сцену и знал, что это одна из самых активных LAN-сцен в мире, взять те же чемпионаты ASUS.

Весь недавний негатив в мою сторону был спровоцирован игроками, которые либо плохо владеют английским языком и просто действительно не поняли, что я хотел сказать, либо присоединились к тренду ненавидеть меня. Они пытались мне предъявить, что я хочу избавиться от СНГ-минора.

В прошлом году я записал видео на тему миноров в CS. Сейчас существует четыре: европейский, американский, азиатский и СНГ, большинство стран которого, кстати, часть Европы. Моей главной мыслью было то, что данную ситуацию можно решить несколькими путями. Я привёл все «за» и «против» для каждого из них. Например, мы можем избавиться от СНГ-минора, и если команды действительно хороши, то они квалифицируются через европейский. Или, если же СНГ-минор существует из-за разницы в пинге, культурах или невозможности команд приехать в Европу, то, возможно, следует сделать южноамериканский минор по тем же причинам.

Опять же, я сказал, что если рассуждать логически, то должен быть и скандинавский минор, так как исторически там находятся все лучшие команды, которым приходится играть с какими-то рандомными коллективами из Германии или Франции, чтобы пройти через европейский минор. Потому что те команды из Скандинавии, которые известны своим отличным выступлением на LAN'ах, не проходят эти безумные онлайн-квалификации с 500 команд.

Когда я выпустил видео, люди в основном ухватились за первый пункт «давайте избавимся от СНГ-минора» и стали говорить, что я этого хочу, потому что считаю СНГ-команды плохими и не достойными мажоров.

Что забавно в этом всём, так то, что профессиональные игроки из СНГ пытались применить ту же логику. Они сказали, что Vega Squadron квалифицировалась на мажор и выиграла там игру против хорошей команды. Это значит, что ей не нужно проходить европейские квалификации, так как она уже достаточно хороша. Но если она действительно настолько сильна, то она квалифицируется и через европейский минор. Понимаешь?

К сожалению, в этом и есть вся драма моей карьеры, да даже не драма, а недопонимание. Люди реально не догоняют то, о чем я говорю.

 — А ты действительно ожидаешь, что люди будут так же логически и беспристрастно рассуждать?

 — Нет, но это не оправдание. Послушай, может я и недостаточно просвещён, но я не могу, как какой-нибудь Будда, сидеть и спокойно на это смотреть. «Ох, они просто не могут видеть мир так, как я». Нет, я скажу: «Давайте поднимайтесь на мой уровень». Я как тот учитель, о котором ранее упоминал. Если вы хотите со мной поспорить — вперёд. Только вы должны быть способны отстоять свою точку зрения, иметь доказательства, а главное — вы должны понимать мою позицию.

Что я нахожу во всём этом реально забавного, так это то, что около 90% сообщений, и я не преувеличиваю, которые я получаю из СНГ — на русском. Дело в том, что сегодня технологии позволяют перевести любой текст одним нажатием кнопки, но я никогда этого не делаю. Вот смотри. Если кто-то посылает мне сообщение на русском, зная, что я не владею этим языком, какая вероятность, что там будет написано что-то приятное? Поэтому я даже не парюсь, вижу русский текст — листаю дальше.

Вот европейцы действительно говорят обидные вещи, которые меня задевают. Поэтому я обожаю СНГ-фанатов, они могут писать всё, что угодно, а я даже не пойму этого.

Полная версия первой части интервью здесь.

Комментарии