advertisement banner
i
C

У нас появилась еще одна игра, где корейцам нет равных. Теперь — официально


На тот момент игра еще висела где-то между совершенно непонятными планами Blizzard на свой киберспорт и “обычным” киберспортом (таким, где Fnatic, Cloud9 и прочие знакомые всем организации просто подписывают состав по очередной дисциплине, какой-нибудь Dreamhack вызывается устраивать турниры на $100 тыс. — и так далее, вы поняли). Все уже понимали, что корейцы доминируют в игре, но оставалась надежда, что все не так печально, как в Starcraft или League of Legends. В конце-концов, всего за пару недель до ЧМ шведско-французский микс Rogue выиграл турнир в Шанхае, выбив две корейские команды. Тем не менее, в тот финал World Cup против сборной России Корея приехала на катке — с намотанными на валец пятью командами. Россия очень быстро стала шестой, в одну калитку проиграв 4 карты. MVP того матча, Miro, на эмоциях называли не то лучшим танком, не то лучшим игроком планеты вообще.

Спустя полтора года многое изменилось. Blizzard не стала носится с “обычным” киберспортом и таки устроила свой собственный — Overwatch League. Игроки той сборной Кореи, включая Miro, выступили в ней далеко не как фавориты. Правда, сменили их в этом статусе тоже корейцы — и хотя речь идет уже не о World Cup, это тоже своего рода сборные. Одна (New York Excelsior) закончила регулярный сезон на первом месте в общем зачете; вторая — London Spitfire, довольно долго искала свою игру — в итоге нашла ее, в последний момент заскочила в плей-офф и легко дошла до гранд-финала.

И прямо как тогда на World Cup, перед вторым сетом гранд-финала OWL хотелось верить, что корейцы не так круты, как все думают. И что “Филадельфия” может если не взять кубок, то хотя бы довести дело до третьего сета best-of-5. Ведь буквально за неделю до этого она обыграла другую сборную Кореи — победителя регулярного сезона. 


Смотреть

Первая карта второго сета — Junkertown — прошла вроде как на встречных курсах, хотя по итогам ее опять выиграла Spitfire. Вторая карта без вопросов осталась за Spitfire, на третьей Fusion наконец подали признаки жизни, взбодрив зрительный зал, но ненадолго. Героями встречи на этот раз стали скорее лондонские танки, чем DPS. Fury по итогам матча игроки Fusion отметили как самого неприятного соперника. Вместе с Gesture он проделал много полезной работы, главным образом сражаясь с Carpe — тот сопротивлялся изо всех сил. В общей сложности на решающий сет Spitfire потратила меньше часа.

Самую бурную реакцию на пресс-конференции чемпионов вызвал Bdosin, выразивший надежду на то, что в следующем сезоне его команда будет защищать титул против “более сильного соперника”. Некоторые игроки Spitfire вообще не особо скромничают: Profit, получивший после финала титул MVP лиги, почти сразу отписался в твиттере, что он лучший DPS мира.


И ведь ни с чем из этого не поспоришь. Можно сколько угодно рассуждать о том, что Fusion не восстановились после поражения в первый игровой день, но болеть за них можно было только сердцем, а не умом.

Один из главных выводов первого сезона Overwatch League в том, что в игре слишком многое завязано на игроках из одной страны. И дело даже не в их количестве — а их в лиге, напомню, почти половина от общей суммы. В финале не только выиграли корейцы Spitfire, но и проиграли корейцы Fusion — и главным образом Carpe. Его вклад в успехи команды неоценим. Не просто так ShadowBurn в недавнем интервью сказал, что без этого игрока команда провалила бы первую стадию лиги. За день до гранд-финала Gesture на вопрос о том, кого он опасается в “Филадельфии” больше всех, не стал вилять и сразу назвал Carpe. “Рыба, которую не поймаешь”, — так представлял его в первый игровой день ведущий финала Алекс Мендез. Логично, что ловля Карпа была для Spitfire задачей номер один.

Опуская этическую сторону вопроса, высокомерное отношение чемпионов к сопернику полностью оправдано. Как в Starcraft или League of Legends, в Overwatch Южная Корея — это другая планета, жители которой словно превосходят землян по антропометрическим данным. Понятно, что дело в очередной раз в том, что в этой стране киберспортсменов выращивают, как футболистов в Бразилии — и делают это с конца 90-х на уровне, до которого в Европе или США доросли лишь несколько лет назад. И если этой нации действительно пришлась по душе какая-либо игра, рано или поздно конкуренция с ней становится невыносимой.

Поэтому главная интрига второго сезона для меня такова: сможет ли наконец хоть кто-нибудь подтянуться до уровня этих парней. Не в рамках одного матча, этапа или даже целого сезона: как раз тут ошибки не смертельны, что за прошедший год показали Spitfire. Главное — дотянуть на этом уровне до самого решающего момента. Например, когда от чемпионского кубка тебя отделяют всего два дня и от шести до пятнадцати карт. 

Комментарии