advertisement banner
i
C

Камбек как трагедия

Когда я только начинал играть в компьютерные игры более или менее осознано и хотел достичь определённых высот в популярном на тот момент Counter-Strike 1.1 – 1.3, я, как и тысячи других ребят, держал равнение на лучших геймеров страны. Я с жадностью выискивал демки игр и фотки с какого-нибудь лана в далёкой Москве. Тогда мне казалось, что выбранный  мной «лайф-стайл» начинающего прогеймера – самый крутой  из тех, что может быть доступен тинейджеру.
 

Большие ботинки, на которые тогда только начиналась мода, полурасстёгнутая кофта-ветровка и торчащая из рюкзака за спиной клавиатура – это был законченный образ киберспортсмена. Добавить к этому пару выигранных чемпионатов мира, путешествия по разным странам – и это была бы уже настоящая формула счастья.

Кстати, о торчащих из сумки клавиатурах и прочих проводах. Тогда мне почему-то не приходило в голову, что с моей комплекцией и физиономией я в таком «прикиде»  больше походил на неизвестного, только что ограбившего компьютерный салон. Однажды меня даже останавливали милиционеры, которые потом с большим недоумением на лице доставали за спутанные провода по очереди мышку, наушники и клавиатуру.

Пафосный прогейминг заменил мне поп-эстраду вместе со всеми звёздами рока и хип-хопа. Кто бы что ни говорил, но подражать для подростка гораздо важнее, чем делать что-то самому. Я смотрел редчайшие по тем временам видео с турниров и хотел быть одним из героев своего времени.

Ирония судьбы, но жизнь распорядилась так, что я через много лет познакомился со многими из тех, кого, наверное, можно было бы назвать кумирами моего детства. Шапочное знакомство не позволяет мне утверждать, что они стали лучше или хуже спустя годы, но при общении с ними ощущался некий скрываемый комлпекс. Я бы назвал его комплексом порноактёра на пенсии. Хорошие парни, задававшие жару во времена боевой славы, но… на пенсии.

Я узнал об этих людях много такого, что едва ли вдохновило бы меня тратить свое время у компьютера, знай я это в детстве. Оказалось, что киберспорт для абсолютнейшего большинства из них это никакой не спорт и даже не хобби, которому они отдаются со всей страстью. Вдруг выяснилось, что многие из них попросту не знают, что делать со своей жизнью, оторвавшись от монитора компьютера. Мне, как человеку, как минимум 7 раз дававшему клятву самому себе бросить «проклятые игрульки», это чувство хорошо было знакомо. Но мне было 15-16 лет, а некоторым из них было уже в районе 25-30.

Все эти камбеки на прогеймерскую сцену после года пребывания в инактиве – это трагедия для человека. Ей богу, этих несчастных можно сравнить с наркоманами, которые находят в себе силу порвать с наркотиками, но ровно до того момента, пока не затоскуют по краскам мира. Мира, в котором надо лишь фармить леса, тренировать раскидку гранат и стрельбу или пробовать необычные билды за протоссов, а не устраивать свою личную жизнь, ходить в магазин, оплачивать счета за электричество и воду.

Неприспособленность этих людей к реальной жизни не могла не повлиять на их «успехи» в компьютерном спорте. Ставить на одну чашу весов свою обычную жизнь, а на другую - киберспортивную карьеру это плохая идея, особенно если ты не готов полноценно заниматься ни тем, ни другим.

В какой-то момент, глядя на эти камбеки, я подумал, что люди просто сами очень скучают по тем временам, когда они значили несоизмеримо больше, чем сейчас. У Андрея Платонова есть рассказ «Фро», в котором один из героев – старый машинист, выдворенный на пенсию и спящий в верхней одежде на случай, если вдруг в депо будет наводнение, эпидемия, пожар, а руководство вспомнит о нём и в срочном порядке вызовет на работу.

Очень грустная история. К несчастью, именно она мне приходит на ум, когда я вижу, что очередной некогда звёздный игрок спустя годы возвращается в киберспорт. Лишь единицам удаётся развенчать этот «лузерский» образ.

Комментарии