История Древних: Ньютралис

Небо зарделось алым светом, предвещая зарю. Робкие проблески солнца показались меж ветвей, растворяя страх прошедшей ночи, витавший в воздухе вместе с запахом гнили и смерти. 

torg.png

Компания друзей продолжала понуро брести по песчаной тропе, местами усеянной костями людей и существ, труднее поддающихся идентификации. Они только отошли от своего, как оказалось, не очень надежного лагеря, и путь предстоял долгий. Все трое шли нога в ногу, бесцельно смотря вдаль, но это не выглядело слаженным маршем – скорее, синхронным волочением ног по земле.

 Все сохраняли молчание, которое нависло над ними, словно грозовая туча, уже поблескивающая молниями и готовая разразиться ливнем в любой момент. Даже сатир, обычно без умолку рассказывавший истории из своей жизни (как правило, придуманные, но от этого не менее интересные), нерешительно смотрел себе на копыта, будто видел там что-то очень интересное. Палладин первым решился нарушить молчание.
 
- Дроу… он не ребёнок. Ты сама понимаешь, что ему ничего не грозит.

 - Ему не грозит… а нам? Эрик, он на половину демон. Ты не знаешь, каким он может быть в гневе.

 - Я могу предположить. Но он ничего нам не сделает. Тебе, тем более. Я видел, как он смотрел на тебя. Не знаю, существует ли для него любовь, но что-то похожее было в его глазах.

 - Что ты можешь знать о нём? Ты с ним знаком неделю! Вы чужые друг для друга.

 - А мы с тобой? Чужие?

 Дроу запнулась, и, последовав примеру Рикимару, несколько секунд изучала свою обувь.

 - Мы с тобой – другое дело.

 - И почему же?

 Палладин самодовольно улыбался, чуть прикрыв глаза, ожидая, что он не оставил пути отступления лучнице.

 - Другое дело, потому что ты примитивен, как баран, и я даже через два часа после знакомства смогла бы рассказать кто ты и о чем думаешь. А от него можно ждать всё, что угодно.

 - Ты уверена в своих словах? – Палладин смотрел на неё пристально, не выражая эмоций.

 - Конечно! Более того, по уму тебя можно сравнить разве что с макакой, кидающей в людей собственным...

 Дроу потеряла равновесия от неожиданной подсечки, залилась тонким, пронизывающим писком и рухнула спиной прямо Палладину в руки, после чего он резко приподнял её, не давая шанса опомниться; сжав ее в стальных объятиях, поцеловал, убрав прядь волос со лба.
 
- Правильно Акс говорил – ты псих, и не стоит с тобой связываться, – Дроу поправила лук на плече. Взгляд её был тврёд, но губы чуть скривились в улыбке, а щёки покрылись румянцем.

*   *   *

Акс шел по лесу не первый день. Он долго думал, стоило ли ему уходить так - молча, незаметно, не сказав напоследок ни единого слова. Сначала Дроу занимала большую часть его мыслей, потом он начинал жалеть себя – бедный, брошенный женщиной, одинокий… полудемон. В конце концов, улыбнувшись нелепости переживаний, он начал мыслить более трезво, хотя и понимал, что забыть Дроу для него будет не так просто, а желание проломить голову Палладину пропадет нескоро. Однако он знал, куда надо идти. Знал, где даже его будут рады видеть и всегда выручат из беды. Может, дойдя до места, он уже не узнает его, а из знакомых будет только собственная тень. Может, он не дойдёт туда вовсе и будет убит одним из сотен колдунов или монстров, населявших эти земли. Ему было все равно. Не потому, что он не мог смириться с утратой Дроу; он лишился смысла. Ему некого было защищать, не на кого было нападать, он ни на кого не держал зла и не чувствовал привязанности. В нём словно что-то умерло и, хоть и оставив шрам, уже не вернется. Полностью он осознал это, только через неделю скитаний, добравшись до цели своего путешествия – высокой отвесной стены, сделанной из грубого, плохо обтёсанного, но крепкого камня. Ностальгически улыбаясь, он подошел к высоким бронзовым воротам, без засовов и окошек, лишенным узоров. Акс три раза постучал кулаком в ворота и громко прокричал, чтобы его впустили. На вершине стены возник стражник, обернутый в старое тряпье, с обвязанной головой и алебардой в руке.
 
- Что надо? Кто такой?

- Я Акс.

Акс не желал говорить ничего более, ожидая, что этого хватит. Стражник отреагировал не сразу, хотя скрылся из виду и через некоторое время снова показался, уже старательно крутя рычаг, открывающий ворота. Они шумно скрипели и трещали, открываясь, однако, довольно быстро. Когда они открылись настолько, что туда можно былосвободно войти, Акс нетерпеливо подошел к проему. В пыли, поднятой воротами, виднелся силуэт высокой фигуры с широкими плечами и мечом в руке. Было заметно, что незнакомец внимательно изучал новоприбывшего, пытаясь сквозь пыль и сумеречные потёмки разглядеть его получше. Когда пыль немного рассеялась, Акс вытянул руки вперёд, приближаясь к силуэту.
 
- Встречай, брат! Я вернулся!

*  *  *

С каждым днем становилось холоднее; периодически шел снег, что было странным явлением для середины весны в этих широтах. Пронизывающий холод заставлял друзей двигаться быстрее, не смотря на измотанность и усталость. Рикимару повезло больше всего – его мех, короткий, но очень густой, надежно защищал от холода. Он сочувствующе смотрел на Дроу, когда та растирала себе плечи руками, ежась от холода и даже предлагал продолжить путь у неё на плечах, выполняя роль тёплого воротника. Но после просьбы Палладина ( «на первый раз - в виде подзатыльника»), Рики согласился, что воротник из него не самый лучший, да и усидеть долго на одном месте он не сможет. Ночевали они, лёжа втроем – Рикимару спиной к Палладину,а тот, в свою очередь, обнимал Дроу, укрывая ее своим плащом. Таким образом, им удавалось согреться, лёжа почти на голой земле.

 На третий день мучительного путешествия они увидели очертания строений, видневшихся в туманной дымке заснеженного воздуха.

 - Что это? От холода бывают миражи, или там действительно город? – Палладин всматривался вперед, закрывая ладонью лицо от снега.

 - Да. Я тоже его вижу. Это наверняка Ньютралис. Не думала, что он существует на самом деле. Когда-то мне говорили, что на границе Гиблого леса и Рошановых гор есть город, основанный волшебником, живущим уже несколько сотен лет в нём со дня основания.

 - Город? Здесь? Но как такое возможно? – взволнованный сатир забежал вперёд и, развернувшись, шел спиной вперёд.

 - Многие говорили, что город существует, и более того, процветает, потому что на его территории проживают десятки видов существ – люди, огры, тролли, кентавры – все, кому не лень. Территория города, насколько я знаю, объявлена нейтральной и представителям всех рас не разрешено покушаться на жизнь других, даже если до этого между ними была объявлена кровавая вендетта.
 
Белокаменные стены величественно возвышались пред взором путников; сделанное из плотно прижатых друг к другу камней, строение смотрелось внушительно и неприступно. Вдоль всей крепости располагались узкие бойницы, в которых при приближении чужаков, правда, не было замечено никого. 

 Города, обнесённые стеной, со временем разрастались, и строения вырастали одно за другим уже за пределами ограждения, постепенно превышая город внутри крепости как по численности, так и по размерам. Здесь же не было было ни единого строения, и не чувствовалось присутствие живых: ни следов, ни протоптанных троп, кроме той, что вела к воротам, ни даже мусора. Складывалось ощущение, что город пуст.
 
Продрогнув окончательно и еле шевеля ногами, друзья подошли к воротам. Не понимая, угрожает ли им опасность и что надо сделать, чтобы попасть внутрь, они в нерешительности встали у самых ворот.

 -Эй! Есть кто живой? Откройте ворота!

 Палладин сложил ладони вокруг рта, пытаясь докричаться до стражников, которые, как он ожидал, наверняка уже следили за каждым их движением. Но ответа не последовало, тишина возобновилась сразу после оклика рыцаря. Нерешительно поглядывая наверх, Палладин почесал затылок, он явно был в замешательстве. Раздраженно отпихнув его от входа, Дроу подошла вплотную к воротам и потянула за чугунные ручки округлой формы, изображавшие змею, кусающую себя за хвост. Дверь с легкостью отворилась, открывая перед взором Ньютралис во всей красе.
 
Погода за стенами оказалась другой. Воздух был влажным и теплым. Ветра не было, и от того становилось немного душно. Дроу и Палладин сняли плащи, с удовольствием вдыхая теплый воздух. Дроу подняла голову и увидела, как высоко над городом снег падает и скатывается по невидимой куполообразной преграде.

 Первое, что бросилось в глаза – высокая башня, постепенно сужающаяся к верху, с конусообразной черепичной крышей и стеклянным окном, сделанным по периметру стены на последнем этаже. В самом низу виднелась небольшая распахнутая дверь. До самой башни тянулась широкая улица, мощённая брусчаткой, по обеим сторонам застроенная разнообразными домами. Разнообразными они были не только по архитектурному стилю и материалу. Каждый дом отличался от другого по размеру, форме, цвету, величиной дверного проема, окон, количеством этажей – всем, чем один дом может отличаться от другого. Здесь были и аккуратные землянки, заросшие ярко-зеленой подстриженной травой, и обычные людские дома из кирпича, камня или дерева, которые, тем не менее, отличались внешним убранством и этажностью. Хижины с соломенными крышами, бунгало, сделанные из прутьев и глины,огромные особняки с колоннами и статуями соседствовали здесь, поражая воображение любого прохожего, впервые оказавшегося в Ньютралисе.
Город был на удивление чист и опрятен – часто встречались небольшие фонтаны с питьевой водой, почти около каждого дома стояли фонари, за стеклянными плафонами которых не наблюдалось ни факелов, ни свечек. Вдалеке, почти около башни, виднелись вывески трактиров и публичных домов. 
 
Жители города заслуживали особого внимания, ибо нигде в мире, а все трое путников побывали во многих местах, они не наблюдали такого удивительного видового разнообразия более и менее развитых существ, сконцентрированных в одном месте.

 Из переулка в переулок сновали гоблины, огры, тролли, гномы, эльфы, люди… Можно было наблюдать не один час, так и не поняв, сколько различных существ здесь проживает. Палладин, Дроу и Рики медленно продвигались по улице, приближаясь к башне. Медленно они шли не столько потому, что были удивлены, хотя это тоже имело место, сколько из-за количества существ, сновавших перед их лицами, спешащим куда-то, оживленно обсуждающих что-то на незнакомых языках. Около низенькой деревянной лавочки стоял сгорбленный гоблин, разглядывавший через лупу драгоценный камень бордового цвета и что-то доказывавший ему высокий человек с бородой и в одежде варвара. Дроу на некоторое время остановила на них взгляд, быстро переключившись на шести- или семилетнего мальчугана, радостно катавшегося на спине взрослого оборотня. Наездник весело размахивал руками, отдавая команды оборотню, периодически задевая прохожих. Растолкав пару молодых эльфов, они с криками скрылись в узком переулке. 

 Друзья не заметили, как приблизились к башне, возвышавшейся в центре гигантской площади с раскинувшимся на ней рынком и статуей незнакомого человека в длинной белой мантии, с улыбающимся лицом и обращенными к небу руками. На рынке бурлила жизнь, по сравнению с которой улица, ведущая к башне, была жалким пустырём: покупатели и торговцы пререкались друг с другом, размахивая руками, лапами ,иногда даже крыльями. Рослый огр показывал на золотую монету и на мясо сомнительного вида, которое ему пытался продать старый гном с густой седой бородой, стремясь доказать дороговизну товара. Гарпия рылась на прилавке с побрякушками, периодически примеряя их на себя и спрашивала молодую девушку с покрасневшим лицом, подходит ли ей украшения. Кое-где виднелись сборища разномастного народа, сидевшие за скамьями перед небольшой кафедрой, где ведущие аукциона с деревянными молотками в руках предлагали ту или иную вещь, повышая цену с каждым выкриком собравшихся.
 
- В жизни не видел ничего подобного…
 
Палладин активно вертел головой, пытаясь рассмотреть как можно больше.

 - Невероятно. Не могла себе представить, что этот город будет таким.

 - И я не мог… но знаете, что я еще не могу? Терпеть голод. Урчание моего живота становится громче местного галдежа. 
Может, пойдем, перекусим в какой-нибудь трактир? – Рики вопросительно смотрел на Палладина.

 - У нас нет денег, так что терпи, пока я не придумаю, как их добыть.

 -А зачем придумывать? Что, по-твоему, у меня в руке? – Рики тихонько подбрасывал в руке увесистый мешочек, заманчиво звеневший при каждом броске.

 - Откуда это у тебя? – уже зная ответ, спросил Палладин.

 -Умница! – Дроу потрепала сатира по голове.

 -Больше не рискуй так, козёл. Мы здесь чужие и не знаем законов. Ты можешь подставить всех нас.

 - Зануда, пойдем выпьем и поедим. Честное слово, смотрю на тебя, и так хочется напиться, – с улыбкой на лице Дроу подмигнула Палладину и, взяв его за руку, повела в ближайший трактир. Сбоку от подгнившей двери, одним гвоздем к стене была прибита вывеска с плохо прорисованной башней белого цвета и лаконичной надписью «У Башни».
 Дроу буквально протолкнула друзей в дверь, быстро закрыв ее за собой. От резкого хлопка вывеска слегка покосилась.

Трактир не сильно отличался от тех, что Палладин и Рики видели в Трилафии. Те же деревянные арки между залами, крепкие деревянные столы с раздвоенными ножками и даже трактирщик, как и все трактирщики в мире, со скучающим лицом размазывал старой тряпкой грязь по стенкам бокалов. Друзья осмотрелись в поисках стола и сели за тот, что стоял у самой стойки. Расположившись на широких скамьях, они сразу заказали множество яств и две бутылки местного самогона и, тряся перед лицом трактирщика мешочком с золотыми, приказали ему поторопиться. Семеня ногами и поправляя круглые очки на носу, трактирщик суетливо удалился выполнять прихоти клиентов. 

Дроу с любопытством осматривалась. Было шумно, люди пытались перекрикивать друг друга. В углу, на небольшом подиуме, два человека развлекали народ, играя на необычных инструментах. Один был похож на волынку, но был значительно меньше её и потому выглядел комично. Его коллега стучал двумя хорошо отполированными костями, обмотанными бархатными лоскутами, по барабанам, обтянутыми бычьей кожей. Музыканты исполняли произведения на заказ, иногда переделывая известные песни до неузнаваемости. Музыка была своеобразной и нравилась не всем, но вокруг исполнителей собралось множество посетителей, аплодировавших после каждой песни. Иногда, после очередного выступления, в музыкантов летела кость или гнилой помидор, но они стойко сносили неприятности. Одна деталь также не ускользнула от внимания Дроу – в трактире, по одному-два человека в каждом зале, стояли люди, огры, тролли и представители других рас, отличавшиеся от обычных посетителей – они были одеты в одинаковую коричнево- красную униформу, состоявшая из лёгких кожаных доспехов, с белой башней, изображенной на нагруднике, остроконечного железного шлема и короткого меча. Она припомнила, что видела таких же стражников в городе.

 - Дроу, как тебе мясо? По-моему, божественно! А самогон? Пьётся лучше родниковой воды!

 - Я поняла, что тебе любой алкоголь так пьется.

 - Кстати, не заметила ничего странного?

 Рики встрял в разговор.

 -Ты про музыкантов? Да, странные. Жаль, я съедаю все кости, пожалуй, запустил бы в них парочку.

 -Нет, козёл, я не про это. Мне кажется, некоторые субъекты на меня как-то странно косятся. Сразу как вошли, я чувствовал на себе взгляды. Как будто меня здесь знают.

 - Ты не про ту симпатичную гномиху, что подмигивает тебе уже не первый раз?

 Дроу немного отклонилась назад, давая Палладину рассмотреть существо не больше метра ростом, с густой рыжеватой бородкой, загадочно улыбавшаяся Палладину.

 -Эээмм… нет, Дроу, она слишком хороша для меня, я остановлю свой выбор на тебе.

 - Ты джентльмен, Эрик.

 Дроу выпила очередную рюмку.

 Время пролетело быстро, и друзья не заметили, как в трактире осталось всего несколько посетителей. Один из них – высокий, грузный человек с большим горбатым носом в матерчатой шапке и вместительным рюкзаком за спиной, разглядывал их без особого стеснения. Дроу заметила это, и, ткнув Палладина локтем, кивком указал на человека. Палладин привстал из-за стола.

 -Ты, человек! Хватит на нас пялиться, мы не нарисованные!

 Не устояв на ногах, Палладин рухнул на скамью, кулаком грозясь незнакомцу. Человек, решив от наблюдения перейти к действию, неуклюже отодвинул стул и, шаркая ногами, подошел к Дроу.

 -Добрый вечер, мадам. Извините за нескромность, но не разрешите ли вы присоединится к вам и вашим друзьям?

 - А с чего это мы должны тебе что-либо разрешать?

 Палладин, махнув рукой, опрокинул глиняную кружку с пивом.

 - Господа, разрешите для начала представиться. Я – Граял, местный торговец артефактами.

 Граял неспешно устроился рядом с Рики и налил себе самогон.

 - Еще раз прошу прощения за вторжение, но меня чрезвычайно заинтересовали доспехи молодого рыцаря.

 Все дружно уставились на Палладина. И только в этот момент осознали, что они ни разу не задавались вопросом, откуда они у него взялись. В том числе и сам Палладин. После встречи с Гуулом и загадочного исцеления, когда его старые доспехи были уничтожены крипами, на нём, словно из воздуха, возникли новые – легче и крепче прежних, из неизвестного металла, с новым гербом на груди. Герб был необычным, никем из них доселе не виданный, но очень простым – золотым рельефом была нарисована окружность, изображавшая солнце и извилистые линии, имитировавшие лучи. Лучи отличались друг от друга и были похожи на символы, происхождение и значение которых никому знакомо не было.

 - Не сочтите за излишнее любопытство, но откуда у вас эти доспехи?

 Граял осушил рюмку и потянулся за бутылкой. Вздохнув, будто пить его заставляют, он, наполнил рюмку доверху. Медленно поднеся содержимое ко рту, он понюхал самогон, немного закатив глаза, и выпил ее со скоростью и умением профессионала. Взяв баранье ребрышко в руку, он принялся с аппетитом обгладывать его, не отводя заинтересованного взгляда от Палладина.

 - Почему я, собственно, должен тебе об этом рассказывать? Ты правильно заметил, это излишнее любопытство.

 - Видите ли, за жизнь я повидал много интересных вещей - магические топоры, дающие владельцу силу десятерых, волшебные сферы, позволяющее видеть будущее, заколдованные сапоги, делающего самое медлительное существо быстрее ветра. Но я всегда знал их происхождение, колдуна или кузнеца, который их сделал и пределы возможностей, которые они дают. О ваших доспехах я лишь читал в старинных фолиантах и слышал из рассказов старцев, никогда не надеясь увидеть воочию.

 - Мы и о вашем городе слышали только в преданиях, а он такой же реальный, как и все остальные крепости.

 - Да, но это лишь потому, что вы не интересовались. А я, поверьте, давно мечтал увидеть столь легендарную вещь.

 Граял снова потянулся за бутылкой.

 - Может, ты перестанешь ходить вокруг да около и скажешь, что тебе известно?

 - А, так вы всё же не знаете, что на вас надето?

 С кривой улыбкой, Граял опрокинул содержимое рюмки в рот.

 - Если ты хочешь носить на голове свою идиотскую шапку, а не бинты, рассказывай.

 Дроу презрительно смотрела на торговца.

 - Мадам, не стоит горячиться, я и не думал утаивать от вас что-либо. Лишь хотел удостовериться, что могу быть полезным для вас, – как ни в чем не бывало, Граял взял еще одно ребрышко, аккуратно откусывая от него.
 Прожевав как следует, он, небрежно помахивая обглоданной костью и понизив голос, пододвинулся к собеседникам и начал свой рассказ.

К списку новостей