История Древних: Крипы

У людей, в отличие от, например, зомби или упырей, большое количество недостатков и пороков. Они предают, обманывают, льстят, лицемерят – в общем, пользуются всеми теми преимуществами, которые дает развитой относительно их менее сообразительных собратьев разум. Известно, что эти качества свойственны всем без исключения людям. Одна часть (и таких меньшинство) подавляет в себе эти побочные эффекты интеллекта, тратя на это много моральных и физических сил, в результате умирая раньше остальных из-за болезней, связанных, скажем, со слабым сердцем, или кинжалом, воткнутым в то же самое место. Но есть и другая часть, которая преобладает в любом обществе и процветает в независимости от времени и места. Те самые люди, которые все свои силы направляют на… в общем, далеко не на созидательные действия.

Omni.jpg

Такие неотягощенные моралью люди частенько попадали и в лес, тот самый, что находится в Гиблых Землях. Это могло произойти по простому совпадению или если человек заблудился. Но чаще всего, их толкали на это их же пороки. Самые распространенные причины – Лень и Любопытство. Две черты характера, постоянно соревнующиеся друг с другом, борющиеся за наибольшее влияние. Путешественники знали, что часть пути можно сократить за счет этого не самого симпатичного леса. Они долго сомневались, их мысли метались, но вышеупомянутая Лень побеждала, и они смело шли через таинственные тени и чащи мертвых деревьев. Другие же, еще более интересные представители, решали пройти через лес из-за Любопытства. Тут и начиналась борьба Лени и Любопытства. Вроде бы, исход битвы не ясен, но у Любопытства появляется неожиданный союзник – Глупость. Вместе они быстро одерживали верх над Ленью, и человек смело шёл навстречу приключениям, которые, как он считал, ему понравятся и запомнятся.
 
Через несколько дней пути по лесу, они понимали, что заблудились окончательно. Их разум начинал мутиться, мысли путались, а чувство реальности постепенно покидало. Под влиянием голода, страха и магического поля, окутавшего все Гиблые Земли, люди часто теряли рассудок и погибали. Однако часто бывало и так, что потеряв рассудок, человек очищался, забывал о прежней жизни, о самом себе и его голову наполняло совершенно новое содержание – мрачная и злая магия, которая витала в воздухе, сочилась из каждого дерева и паром выходила из трещин в земле – быстро находила себе место в голове новобранца, превращая его в самые жуткие кошмары людей – вурдалаков, упырей, зомби и других монстров.

Именно такие создания и составляли основную часть населения леса. Вечно голодные, без какой-либо самоорганизации, ведущие примитивный образ жизни на уровне диких животных, обитатели более развитые эволюционно презирали их, но и внимания на них обращали мало. Часто, говоря о них, даже не упоминали, кем конкретно являлось то или иное создание, а называли их просто – крипы. Никто не выяснял причину. Мало кому было до этого дело.
 
*   *   *

Небо было застелено мягким алым светом заходящего солнца. Последние лучи растворялись в тонких, легких облаках, застывших высоко в небе, делая их бледно-розовыми и еще более воздушными. Ветра не было, и, казалось, ни одна ветка, ни одна травинка не шелохнется, боясь нарушить ту редкую гармонию, установившуюся в лесу, а воцарившаяся мрачная тишина придавала торжественности пейзажу.

 С тех пор, как компания покинула дом, прошло уже пять дней. Шли они быстро, но местность не менялась, и лес казался бесконечным. Они были заметно утомлены дорогой за день и периодически поглядывали в лес, пытаясь найти место для ночлега. А найти его становилось с каждым днем сложнее. Дроу и Акс жили на окраине леса, недалеко от границы с Трилафией, где самые опасные из зверей были кентавры и фулборги, которые хоть и были не самыми миролюбивыми существами, редко нападали первыми и жили обособленно. Чем дальше в лес они заходили, тем гуще становились рощи и чаще мелькали подозрительные тени, скользящих в ночи там и тут.

Палладин остановился, чтобы застегнуть пряжку на сапогах, разболтавшуюся от долгой ходьбы, немного погодя остановились и остальные, молча наблюдая за происходящим. Акс жестом позвал остальных идти за ним, указывая на небольшую опушку, окруженную деревьями такими старыми и засохшими, что более походили на искусственные.

 - Искать другое место у нас нету времени. Надо набраться сил, завтра придется идти не меньше. – Акс смотрел на скептическое выражение лиц товарищей.

 Все понимали правоту Акса и неохотно последовали за ним.

На подготовку лагеря для ночлега с каждым днём уходило больше времени – ночи становились менее спокойными, странные звуки и шорохи разбавляли уже ставшую для Акса и Дроу привычной мертвую тишину леса.

За ветками и хворостом для костра обычно ходил Рики – он не привлекал внимание нежелательных гостей и заодно исследовал местность вокруг временного лагеря. Он, конечно, не был в большом восторге от этих обязанностей, но жизнь уже давно научила его мириться с неудобствами – в конце концов, ни один сатир еще не достигал таких успехов на службе. Оно и не удивительно – большинство его собратьев не могли связать и нескольких слов и предпочитали плотские удовольствия всем остальным занятиям, вне зависимости от места, времени и партнера, чем пугали случайно встретившихся с ними людей, чуть ли, не больше упыри и вурдалаки.

Вся компания собралась вокруг костра. Полукругом лежали бревна, укрытые старыми покрывалами. Это не делало их более удобными для сидения, но, по словам Дроу, создавало хотя бы иллюзию комфорта. Палладин молча смотрел на поленья, сврекавшие багряными искрами в костре, изредка поглядывая в сторону Дроу, в одиночестве смотревшую куда-то в небо. Лицо Палладина изменилось за время путешествия – появились еле заметные синяки под глазами, взгляд становился более тусклым. Неровная щетина и потрескавшиеся от сухости губы не добавляли его виду бодрости. Конечно, дело было не только в физической усталости – черная магия леса давно убила бы обычного человека, не обладай он такой феноменальной внутренней силой и энергией. Дроу уже привыкла к энергетическому полю, окружавшее Палладина, словно невидимая аура. По крайней мере, Дроу понимала, что одна замечает это – у неё всегда были особенные отношения с магией.
 
Акс крепко спал, согревшись теплом костра, в который Рики периодически подкладывал поленья, и вином, принесённым из дома. Еще за несколько метров Дроу почувствовала, что Палладин приближается к ней.

 - Почему тебе не сидится у костра?

 - Могу задать тот же вопрос. – Палладин был неприятно удивлен холодным тоном голоса Дроу.

 - Хочешь сказать что-то конкретное, или опять будешь рассказывать о своих любовных победах в Трилафии?

 - А даже если и так? Это точно интереснее, чем смотреть на луну. Так скоро и выть на неё начнешь.

 -Шёл бы ты к своему питомцу, он скучает.

 - Есть кое-что и по делу. Я не уверен, но… Тебе не кажется, что за нами кто-то постоянно следит? Я не вижу, но чувствую присутствие чего-то, или кого-то…Не понимаю… Но с каждым днем, воздух как будто становится тяжелее.

 - Еще бы. С каждым днем крипов становится больше, а они сами всё более голодные. Кроме того, твоё присутствие привлекает их не хуже сотни людей, разделанных и откормленных, готовых к употреблению. Ты же светишься, как факел.

 -Крипы? Что за крипы?

 - Ты в будущем, если не одумаешься.

 Повисло молчание. Палладин продолжал вопросительно смотреть на Дроу.

 - Это люди, такие, как ты. Но более подверженные…скажем так… влиянию темной магии. Люди, которые превратились в вурдалаков, не сумев выбраться из леса.

 - Я слышал что-то об этом. Но всегда, думал что это просто легенды.

 - Думал? Вряд ли это о тебе.

 - Дроу.

 - Что?

 - Чем я заслужил такое отношение?

 - Ты прикидываешься или на самом деле умственно ограничен?
 - Предположим второе.

 - Ты вот так пришёл, разрушил ту жизнь, которую мы с Аксом строили так долго, к чему мы шли столько лет. И думаешь, что я буду рада тебе?

 - Я никого не заставлял. Ни тебя, ни Акса.

 - Не прикидывайся, что не понимаешь, о чем я. Ты сделал всё, видя его заинтересованность, чтобы он пошел с вами. Ты подлец, хоть и пытаешься показаться благородным.

 - Дроу, ты рехнулась. Зачем мне это, по-твоему, надо? Я похож на человека, продумывающего план разрешения спокойной жизни молодой парочки?

 - Не знаю, что ты там продумываешь. И повторюсь – не доказывай мне, что ты можешь думать.

 - Мне жаль, если в чем-то виноват. Поверь, не хотел мешать ни Аксу, ни тем более, тебе. Ты прекрасный… человек, грустно, что мы не поладили.

 - Не вижу ничего грустного.

Палладин раздраженно махнул рукой, и с молотом на плече побрёл к костру. Рикимару уже спал, соревнуясь с Аксом в громкости храпа. В более чем плохом расположении духа Палладин сидел на бревне, закутавшись в плащ. Дроу продолжала сидеть в позе лотоса, освещенная полной луной. Бледная, сероватая кожа на ее лице и обнажившихся бедрах поглощали свет, приобретая серебристый оттенок. Слабый ветер чуть колыхал кончики ее волос. Палладин на несколько секунд отвлекся от созерцания догорающих углей, заворожено смотря на Дроу, но быстро осёкся и продолжил рассматривать огонь.
 
Прошло довольно много, как показалось рыцарю, времени. Его клонило в сон, он бодрствовал уже не первый час. Дроу не было видно, чему он был даже рад – после последнего разговора он всё еще чувствовал неприятный осадок. Костер начал затухать. Палладин зевнул и пытался нащупать дрова, сложенные нрядом. Но дров у него за спиной нрказалось. Он нагнулся назад сильнее, не поворачивая головы, пытаясь дотянуться, но безуспешно – его рука ощущала только песок и… времени на то, чтобы понять, что происходит, не было. Кто-то схватил его за руку, сильным рывком опрокидывая на землю. Его схватили за руки, откуда ни возьмись, возникли новые тени, скручивая его, не давая двигаться. Мощным ударом ноги, он сумел оттолкнуть существо от себя на несколько метров и, высвободив одну руку, дотянулся до молота. Сладковатый запах гнили и влаги распространился в воздухе. Существо, отброшенное им, упало около костра, и он сумел разглядеть его – нечто человекоподобное, больше похожее на полуразложившийся труп смотрело на него пустыми глазницами. Остатки тёмно-серой кожи еще присутствовали на теле, уродливо свисая с локтей и колен. Редкие жёлтые клыки обнажились, когда крип металлическим голосом зарычал на Палладина, обжигаясь пламенем костра. Придя в себя, Палладин осмотрелся по сторонам – Акса и Рики видно не было, Дроу также не появилась в поле зрения. Вокруг него было как минимум несколько десятков крипов, окружавших его со всех сторон, перемещаясь по-лягушачьи – отталкивались ногами от земли, резко прыгая вперед и приземлялись сначала на руки, расставляя их настолько широко, чтобы удержать равновесие. Выглядело это жутко, а скорость и ловкость, с которой они перемещались, пугала еще больше. Палладин не знал, эффективен ли молот против этих тварей, но у него был только один способ проверить это...


К списку новостей